Сбросив вьетнамки, я пошла по песку босиком, до самой кромки берега. Вода была еще достаточно холодной, но я не отступила. Закрыла глаза и позволила волнам окатывать мои стопы.

Не приезжала сюда десять лет. Боялась. Конечно, я бывала на море, но только не в Сочи. Слишком много боли и горьких воспоминаний связано с этим городом. Ведь именно здесь разбилось мое сердце — я рассталась с любимым накануне свадьбы...

Оглянулась на почти опустевший вечерний пляж. Неподалеку обнималась какая-то парочка. Мама с двумя малышами строила замок. Несколько пожилых женщин прогуливались вдоль берега. Я сделала шаг назад и опустилась на песок. А потом легла на спину и стала смотреть на облака...

Наверное, никто и никогда не был так близок, как мы с Толей. Наша история началась еще в школе, когда первоклашками нас усадили за одну парту. И как-то незаметно наивная детская дружба переросла в любовь. Первую, яркую, острую...

Мы стали неразлучны. Уже к окончанию школы точно знали: всегда будем вместе. Даже поступили в один институт на одну специальность и договорились, что работу тоже найдем вместе. Чтобы абсолютно ничего и никогда нас не могло разлучить. Свидания, поцелуи, признания... Сколько счастья и нежности было тогда в наших отношениях!

Помню, я начинала что-то говорить, а Толик подхватывал незаконченную фразу, или стоило подумать о любимом, как тут же раздавался звонок телефона... Толя сделал мне предложение, когда мы перешли на четвертый курс. На самом деле было это чистой формальностью — ведь мы и так не представляли себе жизни друг без друга. Правда, родители поставили условие — свадьбу играем после получения диплома. Мы возражать не стали. Нам было все равно. Какая разница, когда именно появится печать в паспорте, если мы уже давно считали себя мужем и женой?

Сразу после сдачи госэкзаменов мы подали заявление в загс. И хоть я Толика знала как облупленного, ужасно волновалась. С трепетом представляла, что совсем скоро мы будем жить вместе, как самая настоящая супружеская пара, что у нас обязательно появятся детки — мальчик и девочка, что наш дом станет надежной крепостью, а чувства расцветут еще ярче...

Я выбирала платье, составляла список гостей. Окунулась с головой в свадебные хлопоты. Вот только моим девичьим мечтам не суждено было сбыться. Та давняя роковая поездка в Сочи перечеркнула все надежды.

После экзаменов мы решили поехать на море всей группой — отметить окончание универа и, так сказать, выпить перед расставанием. Как же я тогда была счастлива! Солнце, море, крики чаек, негромкий шум прибоя — тогда весь мир вокруг существовал как будто только для нас двоих...

Мы, вчерашние студенты, устроились в палаточном городке. Опьяненные свободой, морским воздухом и осознанием того, что вся жизнь впереди, веселились напропалую.

В один из вечеров развели костер прямо на пляже. Скакали через огонь, пели под гитару, пили вино, купались под яркими, по-южному низкими звездами.

В какой-то момент Толик отошел, и я осталась одна. Ко мне подсела Ольга, наша бывшая одноклассница, одногруппница и моя лучшая подруга. Положив локти на колени, она задумчиво посмотрела на огонь, потом вдруг повернулась ко мне и едва слышно прошептала:

Я увидела, что из-за большого валуна показалась смеющаяся Яна, а за ней вышел мой жених

— Ну, как ты? Не скучно?

— Вовсе нет, мне хорошо — улыбнулась. — Олька, я такая счастливая... — и в порыве чувств обняла подружку и положила голову ей на плечо.

Она вздрогнула и отстранилась:

— Как думаешь, где сейчас Толик?

— Без понятия, — легко отмахнулась я. — Должно быть, пошел с ребятами за вином...

— Знаешь, Кать, я не хотела тебе говорить... — Оля набрала пригоршню песка, потом разжала ладонь и смотрела, как он струится сквозь пальцы. — Толик тебе изменяет...

«Что она несет?! — Я обалдело уставилась на подругу, потеряв дар речи. — Этого просто не может быть!»

— Я бы не сказала никогда, если бы ты не собралась за него замуж, — продолжала Оля. — У него были другие девчонки все эти годы, что вы вместе.

Он даже особенно и не скрывался. Я не хотела вмешиваться, но не могу больше молчать. Ты должна знать правду.

На миг у меня перепутались все мысли. Показалось, что это не песок, а моя жизнь утекает сквозь ее пальцы.

— Зачем ты выдумываешь?!

Оля посмотрела мне прямо в глаза.

В ее зрачках отражались языки пламени костра. Мне стало страшно. Захотелось, чтобы она замолчала, чтобы не смела плести подобную чушь... А если это правда?

Я почувствовала, что мои ладони заледенели, и этот холод поднимается все выше, до самого сердца.

— Если хочешь знать, мне Толик сам говорил, что не любит тебя, встречается так, из жалости. Он просто не представляет, как разорвать ваши отношения, как сказать тебе, что все кончено, — безжалостно цедила подруга. — Жаловался, что запутался... Не удивляйся, мы ведь столько лет дружим...

Кровь ударила мне в голову, в ушах зашумело, а все вокруг подернулось дымкой.

Словно окружающий мир вдруг очутился за странной полупрозрачной стеной, и звуки доносились приглушенно, увязая в преграде.

— Почему ты никогда ничего не говорила? — чтобы произнести это, потребовалось огромное усилие.

— Считала, что вы сами разберетесь. Но все зашло слишком далеко...

— Не верю... — прошептала я.

— Дело твое. Вот только сейчас твой разлюбезный Толик ублажает Янку. Я сама видела, собственными глазами.

— Ты лжешь...

В этот момент из-за большого валуна показалась смеющаяся Яна, а следом за ней в круг света вышел мой жених.

— Ты настоящий мужчина, Толичек! Спасибо, — проворковала она и быстро поцеловала его в щеку.

Сердце ухнуло вниз, а к горлу подступила тошнота. Я вскочила и бросилась в темноту, не разбирая дороги.

— Катя! Катюша! Ты куда? — донесся до меня голос Толика.

Но я не желала ни видеть, ни слышать его. Никогда!

Точно не помню, как оказалась на трассе. Была практически невменяема. Без вещей, без денег. Добралась домой автостопом. Когда на рассвете позвонила в дверь, одетая только в купальник и парео, родители чуть с ума не сошли от тревоги. Слушая мои сбивчивые объяснения, мама хваталась за сердце, а папа грозился «свернуть этому мерзавцу шею»...

Первое время я не могла ни есть, ни спать. Дни казались бесконечными, серыми от глухой тоски. Однажды случайно на улице встретила Толика, но он прошел мимо, даже не посмотрев в мою сторону. Это стало последней каплей. Мало того что гулял направо и налево, так еще и замечать не желает! Я решила, что здесь слишком многое напоминает о разбитой любви, и уехала в другой город. Нашла работу. Иногда встречалась с мужчинами, но отношения не складывались: я разучилась им доверять.

И самое страшное, что за все эти годы так и не смогла забыть Толика.

Понадеялась, что, побывав в Сочи снова, переверну, наконец, эту страницу своей жизни... Я ошиблась: воспоминания нахлынули с небывалой силой. Ничего не изменилось. Даже волны шумели так же, как тогда.

«Зачем я сюда приехала? » — подумала и закрыла глаза. В рокоте прибоя услышала до боли знакомый голос:

— Катя... Катюша!

Что за наваждение? Открыла глаза и увидела стоящего надо мной Толика.

— Боже, откуда? Ого не сон? Ты совсем не изменилась! — воскликнул он и сел рядом на песок. — Ты одна? А где твой муж?

С трудом обрела дар речи:

— Какой муж? Я не замужем!

— Ну как же... Мне Оля сказала, что ты меня разлюбила и просто сбежала, а вскоре вышла замуж за какого-то богатенького буратино и уехала.

— Оля?! А мне она сказала, что ты изменяешь... с Яной и с другими...

— Я?! Да я забыть тебя не могу!

— А помнишь, тогда, на пляже, ты и Янка? Чем вы занимались?

— Оля меня попросила Янке помочь. Та серьгу потеряла, а я нашел...

Вот так подруга... Отняла у меня десять лет жизни. У нас с Толей. Но теперь мы снова обрели друг друга... Хорошо, что я решилась приехать в Сочи!

ЕКАТЕРИНА