Бутылка на берегу и отпуск на двоихЯ растерялась. Чужие слезы всегда пугают и выбивают из колеи, особенно если этот человек старше почти в три раза.

- Ивета Альбертовна, извините, я не хотела вас расстроить, — пробормотала, запинаясь, и обернулась, ища поддержки у стоящего позади Сергея.

Он тоже был растерян, а во взгляде его я прочла немой укор: мол, я же тебе говорил!

А началась эта история несколько месяцев назад. Встретившись с Сережей, мы обсуждали планы друг друга на приближающееся лето и внезапно осознали, что в этом году нам не с кем проводить отпуск: я накануне рассталась со своим очередным бойфрендом, а Серж уже одиннадцать месяцев в разводе. Впервые за много лет нашей дружбы мы вдруг одновременно оказались без пары и это было непривычно.

Когда-то давным-давно на пике нашей юности, совпавшем с первой бутылкой алкоголя, распитой вместе на школьной дискотеке, у нас с Сережей случился поцелуй, о котором с тех пор мы предпочитали не вспоминать, и, возможно, это лишний раз подтверждало, что между нами не может быть ничего, кроме дружбы. Мимолетные интрижки случались у нас регулярно - то я влюблялась, то Серж заводил очередной роман. Однажды он даже успел жениться - как выяснилось, слишком скоропостижно, чтобы рассчитывать на «и в богатстве, и бедности...». Поэтому, как только у него начались проблемы с бизнесом, его благоверную смыло, как дохлого краба морским прибоем.

Так мы оказались одновременно без пары накануне лета и, недолго думая, решили ехать вдвоем в отпуск, тем более что и я, и Сережа давно мечтали рвануть в сторону, противоположную набившим оскомину Турциям и Египтам, - в Прибалтику, а именно в латвийский Вентспилс.

Этот городок с первых минут пребывания покорил нас отсутствием шумных толп туристов, белоснежными пляжами и маяками, чистыми тихими улочками и добродушными местными жителями с их певучим акцентом. Замок на Венте - так дословно переводится название этого сказочного города, и все в нем было действительно каким-то нереальным, и теперь мне кажется, что эта история могла случиться только здесь и нигде более.

День выдался пасмурным, дул сильный ветер, и Сережа отказался составить мне компанию в прогулке, намериваясь хорошенько отоспаться. Я шла вдоль линии прибоя, поддевая носком кроксов гальку, и тут вдруг заметила запутавшуюся в водорослях бутылку, прибитую к берегу. Запечатана она была корковой пробкой, а сквозь мутное зеленоватое стекло просвечивало что-то, свернутое в трубочку.

Откупорив находку, я вынула пожелтевший от времени листок.

Прочитав дату, я вздохнула. Зря парень надеялся, что его письмо передадут красавице. Прошло уже столько лет!

«Сегодня мы покинули Вентспилс, отправляясь в Хельсинки, и уже через пару недель должны вернуться домой в Сочи. А сегодня утром с палубы корабля я увидел рыжеволосую девушку. Она открывала маленький магазинчик, расположенный сразу у причала, на ней был белый сарафан с красными маками, и в ту секунду, когда она взглянула на меня, стоящего на палубе отплывающего корабля, я лишился покоя. Это было настоящее чудо, иначе я никак не могу назвать то, что случилось со мной этим обычным летним утром. Незнакомец, читающий это письмо, прошу тебя, найди эту девушку, работающую в магазинчике на причале, и передай мое послание. На прощание я махнул ей рукой, и она улыбнулась мне в ответ. Если она помнит меня, пусть напишет...»

И дальше был написан адрес и имя автора письма - Валерий Кузнецов, а в нижнем правом углу стояла дата -28 июля 1979 года. Прошло уже сорок лет, с тех пор как моряк увидел на берегу латышскую рыжеволосую девушку и влюбился в нее без памяти... Сколько дней и бессонных ночей он ждал, что она ответит ему, а она так и не узнала о том, что стала для кого-то настоящим чудом...

Почему судьба порою так не благосклонна, почему никто не нашел эту бутылку тогда? Я не могла вернуть время назад и все исправить, но я могла дописать этой истории достойный финал.

- Прочитай это, - выпалила я, ворвавшись в номер к Сереже с письмом в руке. - Мы непременно должны найти эту девушку!

Но Серж скептически отнесся к этой идее. Мол, прошло много лет, зачем ворошить прошлое? Да и Вентспилс -не такой уж маленький городок, чтобы найти человека по цвету волос и платью с маками, которое носилось в те далекие годы.

Но магазинчик на пристани, в котором торговали рыбой и снастями, по-прежнему находился там. Из-за прилавка нам радушно улыбалась молодая женщина лет тридцати, красивая и... рыжеволосая.

«А ведь она могла быть той самой девушкой с пристани... если бы время остановилось», - подумала я.

- Я могу вам чем-то помочь? - ответив по-русски на приветствие, спросила она, певуче растягивая слова.

Внезапно меня озарило:

- Скажите, а ваша мать тоже работала здесь? Лет сорок назад...

- Она и сейчас тут всем руководит, — улыбнулась продавщица. - Этот магазин принадлежал еще моему прадеду, потом деду, который оставил его моим родителям, но маме уже тяжело справляться самой, вот я и помогаю.

- У меня для вашей матери кое-что есть, - уверенно заявила я.

Девушка позвала мать, и в магазин зашла стройная пожилая женщина. Волосы ее были абсолютно седыми, но лицо, изборожденное морщинами, еще хранило признаки былой красоты. ...И вот сейчас она сидела перед нами и плакала, как ребенок, сжимая в руках клочок пожелтевшей бумаги, и я начинала жалеть о том, что пришла сюда. Наверное, жизнь ее сложилась не так уж счастливо, и теперь она плачет о том, что судьба так и не дала ей возможности узнать того парня, машущего ей с уходящего в море корабля... Немного успокоившись, женщина обратилась к дочери:

- Инга, угости гостей чаем.

«Жаль, что судьба не дала ей шанс познакомиться с тем парнем», - подумала я.

Но все было совсем иначе... Потом, еще немного помолчав, Ивета Альбертовна начала рассказ.

- Мы ведь с ним все-таки встретились, - с грустью сказала она. - Валера вернулся ровно через год, летом 80-го, и забрал меня с собой. Мы были так влюблены друг в друга... Сначала жили в Сочи, там у нас родилась дочь, а после распада Союза вернулись в Латвию и стали работать в этом магазине. Валера рассказывал мне о письме в бутылке, но я смеялась, считая это его очередной романтической выдумкой...

Как и многие моряки, муж был романтиком. А три года назад его не стало...

- Соболезную. Извините, - сдавленно прошептала я.

- Нет-нет, - сквозь слезы улыбнулась Ивета Альбертовна, — сегодня он будто снова вернулся ко мне... Так что это, скорее, слезы радости. На пару минут вы подарили мне летнее утро и мои двадцать лет, будто я снова стою на пристани, улыбаясь незнакомцу, который машет мне с отплывающего корабля... Спасибо вам!

Слезы навернулись на мои глаза, и тут я почувствовала руку Сергея, сжимающую мою ладонь - как-то совсем иначе, чем всегда. Я обернулась и встретила его взгляд.

Знаете, наверное, не зря именно я нашла бутылку с письмом, гуляя по берегу. С нее началось наше счастье.

Лидия