После развала СССР в Узбекистане народ стал не жить, а выживать. Месяцами люди не получали зарплаты. Кто предприимчивее, ездили за ширпотребом в Китай. Огромные тюки Камазами привозили через горы, сдавали оптом местным торгашам на базаре - тем, кто почему-то не мог ехать за товаром сам. В Китай тоже ехали не порожняком, везли кто что мог: овечьи шкуры, пионерские галстуки, железные косы, медные провода, школьные портфели. Даже поношенную одежду - пальто, солдатские или милицейские шинели. Здесь это форменная одежда, а в Китае была повседневной. Вместо пальто или куртки носишь шинель - типа крутой.

Пора на заработки!

В техникуме, где я тогда работала, частенько задерживали зарплату. И вот мои знакомые собрались в Китай. Активно скупали у дембелей шинели, а в магазинах - пионерские галстуки. Предложили и мне поехать с ними. Поездка займет две недели, но зато заработаешь за нее как в техникуме за год. Заманчиво!

Скоро Новый год, хотелось бы встретить его за богатым столом. Дочери уже 15 лет, купила бы ей новую куртку на зиму. К тому же она ходит в школу в прошлогодней форме, из которой уже заметно выросла. Слава богу, не одна она: у местной детворы родители нисколько не богаче, многим зарплату не дают. Или, если на птицефабрике работаешь, курами бери, на мебельной фабрике - забирай и продавай сам мебель. А кто ее брать-то будет? Узбекам мебель не нужна! Спят на полу, едят тоже.

Взвесив все за и против, я решила -поеду! Написала заявление на отпуск за свой счет на две недели и занялась подготовкой к поездке. На местном заводе «Тарандубитель» уговорила директора дать мне под расписку 1000 школьных портфелей. За определенное, конечно, вознаграждение - но по возвращении из Китая... Город маленький, спрос на портфели только в августе. Так что директор согласился - куда я сбегу? У нас все друг друга знали, как в большой деревне.

Мы выживали после развала СССР, ездя на Камазах в Китай за товарами

Волки шли сзади

- По всем прогнозам, даже если не торопясь ехать, - сказал руководитель нашей группы, - все равно за неделю до Нового года будем дома.

Все были в предвкушении наступающих новогодних праздников: богатый стол, подарки, которые мы сможем купить близким! Но, оказывается, дорога летом и зимой - абсолютно разные понятия.

Руководитель группы сознался, что раньше ездил только летом и весной. Зимой - ни разу. А в горах, оказывается, народ зимой практически не ездит. Снега на трассе по пояс, дорогу никто не чистит. Продвигались буквально по сантиметру, лопатами расчищая в некоторых местах путь. Вместо трех дней до китайской границы добрались за восемь! Трудно. И страшно: волки стаей шли за нашими машинами. Солярка застывала, под баками жгли костры, а водители лопатами снег разбрасывают. И вернуться нельзя (куда товар девать?), и впереди - неизвестность.

Мне казалось, что мы так и останемся в этих горах. Холодно даже в кабине. А из машины выйти размяться, пока чистят впереди дорогу, страшно: волки рядом... Правда, водители сказали, что они не на нас охотятся, а чуют запах овечьих шкур, которые мы везли.

Честный рикша

И все-таки мы добрались! В Китае, в городе Кашгар, меняли наш товар на местный. Брали все подряд: магнитофоны, яркие куртки, сувениры, сладости, нарядные костюмы и платья, велосипеды. Все очень дешево! Жили (и тоже за копейки) в шикарной гостинице.

Запомнился такой случай. Когда уже закупили товар, поехали за подарками в центр Кашгара. Наняли рикшу на мотороллере. Так получилось, что мы набрали очень много вещей. Забили всю будку рикши, самим сесть некуда, чтобы ехать в отель. Старший группы назвал ему адрес гостиницы и номер комнаты, куда все надо выгрузить, и отпустил. Я в шоке! Говорю ему:

- А ты уверен, что он отвезет наши вещи в гостиницу, а не к себе домой? Они же все на одно лицо! Где мы его искать будем?

Старший только посмеялся надо мной:

- В Китае так не поступят.

Действительно, мы вернулись, а в комнате все наши покупки уже аккуратно сложены. А самое интересное, что рикша ждал нас в коридоре и подал мне большой пакет с яблоками. Я очень удивилась: китаец выглядел счастливым. Мне объяснили - это его благодарность за доверие. Он просит, чтобы в следующий раз нанимали именно его. Я, к слову, потом безошибочно его находила среди десятков других рикш, которые стояли у нашей гостиницы. Правда, не по внешности, а по обивке будки мотороллера. У «нашего» одного на ткани были нарисованы журавлики, у других - цветочки, кружочки...

Погребенные заживо

Пришло время возвращаться. Ведь 12 дней уже прошло, а мы еще в Китае. Неделя до Нового года! Но настроение у всех хорошее, подзабыли и холод, и вой волков. А назад-то по той же дороге! В горах 40-45° мороза... Водители убедили нас, что дорогу машинами уже наездили, назад долетим за три дня!

Дорога действительно оказалась накатанная, видно колею. Значит, можно не останавливаться, чтобы чистить снег. И волки не идут по пятам. Шкуры-то овечьи мы продали. Единственно, что напрягало, это жуткий холод. Продуктов взяли с собой на пару дней - через горы проехать, а там, в долине, есть где поесть.

Меня посадили в первый КамАЗ. Два водителя и старший группы в кабине. Снег с обеих сторон выше машины, едем как по туннелю. В одном месте, видать, была ямка на дороге, нас так тряхнуло! Руль у водителя повело в сторону. Мы врезались в стену снега, и он обрушился на машину. Нас завалило. Мы чувствовали себя погребенными заживо.

Собаки мне не надо

Шесть часов нас откапывали. Машина, конечно, заглохла, было очень холодно. Я окоченела. Когда увидела просвет, у меня покатились слезы. Ко мне подбежали - Не плачь, все прошло! - сунули кружку с горячим чаем.

А слезы текли по щекам, и я не могла их остановить. Просто сказала:

- Я не плачу. Я таю.

Кабину нашей машины сняли: она под тяжестью снега деформировалась, чудом не вывалилось стекло. Меня пересадили в соседний КамАЗ. Там сидели два китайца-пассажира и ели мясо. Один протянул мне кусок мяса и сказал:

-Ит!

С узбекского это переводится как «собака». Я и спросила:

- Собака?

Они оба радостно закивали:

- Собака, собака...

Я, конечно, отказалась от угощения. А потом выяснилось, что «ит» по уйгурски «мясо», и ели они баранину, а не собачатину. Было очень обидно. Но они-то по-русски не знали ни одного слова, просто пытались угостить меня от чистого сердца.

Водка и торты

Завтра Новый год, а мы еще на середине пути. Но если не будет задержек, то можно успеть спуститься с горы, а там по трассе в долине с ветерком успеем к праздничному столу!

У нас шесть КамАЗов. Если один заглох, пять других стоят и ждут. Так тут принято. Уже на спуске с горы один КамАЗ сломался. Колонна встала. Все нервные, злые, голодные, все хотят домой, как никогда! Новый год никто не отложит. И самое-то главное - мы понимали, что нас дома все потеряли. Как потом выяснилось (тогда сотовой связи не было), родственники водителей даже в китайское посольство обращались, выясняли, когда мы пересекали границу...

Время пронеслось быстро, машину еще не починили, а через час Новый год! Что делать? Шампанского нет, но есть два КамАЗа, груженных китайской водкой в пластмассовых бутылках. Нет и мяса, но есть торты. Мы, инициаторы праздника, расчистили поляну, поставили два ящика водки и четыре больших торта. Условились: водка - типа шампанское, а торты - это баранина! Стаканов и посуды тоже нет. Водку пришлось из горла пить и тортом закусывать. Веселее Нового года после этого у меня не было!

Холодно, но мы согрелись водкой. Пили даже непьющие. Это же типа праздничное шампанское. Тут к нам подъехала еще одна колонна из четырех машин. На импровизированный стол добавилось настоящее мясо. Кто-то достал фейерверки. Стали палить в воздух с криками радости и уже безудержного веселья!

Домой мы попали в восемь утра 1 января. Мои мама и дочка, зареванные, вышли меня встречать. Новый год они не отмечали - думали, что мы замерзли в горах и нас съели волки. Наши знакомые, уже ездившие по этой дороге зимой, по доброте душевной рассказали обо всех опасностях...

Но с тех пор, встречая Новый год, я всегда вспоминаю тот самый веселый и непредсказуемый праздник на снежной поляне.

Вера Сергеевна ЕЛЕНЧИНА, г. Омск