- Катя, приезжайте, Антоновне плохо! Я к ней заскочила сахарку одолжить, а она лежит, бедолага, на кровати и только глазами вращает. Боюсь, как бы не инсульт! Я сперва скорую вызвала, а потом уж вам позвонила.

Через сорок минут мы с мамой уже были в поселке. Как раз следом за скорой приехали. Бабуля лежала на кровати. На вопросы не отвечала, только постанывала. Подойдя ближе, врач пощупал пульс, измерил давление.

- Симулирует старушка, - констатировал мрачно. — Может, хочет сочувствия, а может, из вредности. Со стариками такое бывает! У нее слегка повышенное давление, а в остальном... Молодые позавидовали бы!

- И все-таки я настаиваю на всестороннем и детальном обследовании! - уперлась мать.

- А какой смысл. - хмыкнул он. — Бабуле восемьдесят лет. Как говорится: пожила за себя и за того парня!

Мама даже руками всплеснула.

- Как вы можете такое говорить?!

- Оставь его, Галя, - произнесла вдруг бабуля. - Я и сама никуда ехать не хочу. Полежу пару деньков и оклемаюсь! Все нормально...

Сказала и уснула, да так все выходные и пролежала в постели. А в понедельник попыталась встать.

- Тебе сейчас вставать нельзя! - испуганно закричала я. — Опасно!

Но она пропустила мимо ушей.

- Помоги мне, - потребовала тоном, не признающим возражения, и, придерживаясь за мою руку, направилась к старому шкафу. - Открой дверцу, там на второй полке под одежкой - бутылочка должна быть. Хорошая микстура. От всех болезней помогает...

- Но ведь это... - начала я, но бабуля уже вырвала из моих рук бутылку. Доковыляв до кухонного стола, опустилась на табурет у окна. Вытащила пробку из бутылки и налила в стопку тягучую бордовую жидкость с алкогольным запахом.

- Ба! Что ты делаешь! - ахнула я.

- Лечусь! - ответила она и опрокинула стопку в рот. Закусывать не стала, занюхала коркой черного хлеба. Посидела, глядя в окно, а потом спросила.

- Лидок, а чего ты на работу не поехала? Вроде отпуск не собиралась брать...

- Так мы подумали, ты уж на Небеса собралась, - растерялась я.

- Щас! - фыркнула бабуля. - Гадалка мне сказала, до ста лет проживу. И я ей верю. У меня дед прожил сто пять лет, и бабка — сто! Да и отец, и мать крепкие были бы, если бы не пили! А раньше и я любила выпить! Теперь нет! Разве что наливочки немного... Но еще десять годков потопчу земельку. Может, даже еще разок замуж сбегаю. Свадьба-то лучше, чем поминки, верно?

- Это уж слишком! - выдохнула я.

- Шучу, - произнеся это, она поднялась с табурета, закрыла пробкой бутылку и опустила ее в карман халата. — Пойду Нинку проведаю.

- Погоди, бабуль, - остановила ее я. - А мне что делать?

- Поезжай домой, - отмахнулась она. - И за меня больше не беспокойтесь. Все нормально...

Через минуту хлопнула калитка. Присев на лавочке под домом, я прислонилась к стене и задремала - сказались две почти бессонные ночи. А через полчаса из дома соседки донеслась песня, исполняемая в два голоса: «И никто не узнает, где могилка моя...»

- У меня для тебя плохая новость, - возвратившись домой, сказала я матери. - Бабуля пьет!

- Ты о чем? - не поняла она.

- О том, что доктор со скорой прав: она здорова. А внезапная болезнь была не чем иным, как похмельем.

- Не может быть! - изумленно посмотрела на меня мама. - То есть она никогда не была трезвенницей... Но чтобы в этом возрасте, да еще до такого состояния... Нет, это невозможно!

- Ошибаешься! - усмехнулась я. - Вот ты знаешь, что она прячет в шкафу вишневую наливку? Говорит, что эта микстура ей от всех болезней помогает.

- От каких болезней, Лида? Не понимаю, хотя... Слушай, она же на даче с начала мая живет совсем одна. Вот и затосковала. Дети выросли, внучка и правнуки редко навещают. Могла подумать, что больше никому не нужна, вот и пристрастилась к бутылке...

- Во-первых, бабуля сама изъявила желание жить на даче. Во-вторых, она там не одна, а с Ниной Петровной. И в третьих... - я запнулась. - Короче, мы должны ее контролировать.

- Это как? - уточнила мать. - Среди недели на дачу ездить?

- А почему нет? Не так уж и далеко.

- Недалеко, но у меня после работы ноги и так гудят. И потом, на даче нет ванной, а в жару хочется нормальный душ принять, а не из ржавой бочки!

- Но ведь бабуля как-то обходится, - возразила я. - Ладно, если тебе лень, сама буду к ней наведываться...

Сказано - сделано. Спустя два дня без предупреждения нагрянула к бабуле. И застала у нее гостей — Петровну и какого-то незнакомого мужичка лет семидесяти пяти. Бойкого такого, к тому же явно под хмельком.

У бабушки тоже подозрительно раскраснелись щечки. А еще она пыталась кокетничать:

- Уф, Никитич, укатал ты сегодня нас, старух, молодой-красивый!

В ответ мужчина приставил козырьком ладонь ко лбу и рассмеялся:

- Где здесь старухи? Лично я вижу только двух очаровательных молодых женщин. То есть теперь трех...

- Спасибо за комплимент, - сухо сказала я, опускаясь на стул кресло.

- Я и правда счастлив, что нахожусь в обществе столь прекрасных дам. И хотел бы предложить... - он вдруг зевнул, опустив голову на грудь и закрыл глаза.

- Ой, что это с ним? — испуганно воскликнула Нина Петровна.

- Спит, - ответила бабуля. - Устал очень. Намаялся задень, соколик.

- А ну-ка, Лида, бери его за ноги, а мы с Антоновной за руки, - распорядилась Петровна. - Отнесем ко мне.

- С какой стати?! - не согласилась с подругой бабуля. Потом остановилась напротив гостя. - Ну вот и мужчина в доме, - сказала вдруг и, наклонившись, поцеловала его в лоб.

Я просто дар речи потеряла. Выходит, она вовсе не шутила, когда говорила, что успеет еще раз сбегать замуж?! Ай да бабуля! Ураганная старушка!

Несмотря на сон в старом продавленном кресле, за ночь дядечка умудрился отдохнуть. За завтраком он снова сиял и сыпал шутками.

- Ну-с, может, сообщишь моей внучке о своих планах на будущее? - спросила бабуля, подливая чай в чашку гостя.

- У меня для тебя плохая новость, - возвратившись домой, сказала я матери, - бабуля пьет

- Конечно, лапушка, - нежным голосом ответил он, потом повернулся ко мне. - Дело в том, что я люблю Полину Антоновну и хотел бы сочетаться с ней законным браком.

- Вы это серьезно? — опешила я.

- Разумеется. Будем ли мы устраивать большое торжество - пока не решили. Но семейный вечер в хорошем ресторане я непременно организую.

- Семейный?! — заорала я. - Только этого не хватало! Никакой свадьбы не будет. Нашли невесту! Бабушке уже восемьдесят лет!

- И что с того? — подбоченясь, спросила она. - Чем это я в жены-то не гожусь? Руки при мне, и голова на месте.

- Голова - да, а вот насчет мозгов я сомневаюсь! - вырвалось у меня.

- С мозгами у меня все в порядке! - рассердилась бабуля. — А ты, по-моему, засиделась. На работу опоздаешь. Махнув рукой, я вышла на веранду, собираясь уходить. И тут увидела, как мужик вытащил из-под стола бутылку наливки и разливает ее в бокалы.

- Ну что, дамы, вздрогнем? Как говорится, с утра не выпил - день пропал!

Пришлось вернуться. Думала, бабушка смутится, что я застукала ее на горячем, но не тут-то было.

- Будем здоровы, - выдохнула она и в два глотка оприходовала содержимое бокала. - Эх, хорошо пошла!

- Да что ж это делается! - запричитала я. - С утра пьют, как алкаши!

- Кто алкаши? - оскорбился дядька. Но я не стала отвечать, а просто схватила веник и отхлестала этого горе-женишка. С тех пор дача сдается в аренду, а бабуля находится под домашним арестом. Ворчит, конечно...

Лидия