Часть 14. Вариации на тему клятвы Гиппократа

Врач общей практики Ирина Денисовна нетерпеливо смотрела на дешевые настенные часы своего кабинета и не могла определиться, снять ей уже халат или пока не стоит. Стрелка показывала десять минут до окончания приема.

Все записанные пациенты прошли, и смысла сидеть за столом у доктора не было. Но в любую минуту в дверь мог заглянуть начмед или заведующий отделением и сказать что-то неприятное, если бы Ирина Денисовна в рабочее время оказалась без белого халата. Или, того хуже, в пальто.

Если Ирину Денисовну терзали сомнения, то медсестру Анечку не терзал никто. Девушка давно повесила свой приталенный халатик в шкаф. Одной рукой застегивая молнию на высоких модных сапожках, другой рукой она без остановки печатала и рассылала кому-то «эсэмэски».

Взглянув на медсестру, Ирина Денисовна испытала яростное желание в третий раз за сегодня высказать все, что о ней думала. Но решила в итоге взять себя в руки, поскольку прекрасно понимала, что Анечка, глядя доктору прямо в глаза, в этот момент все равно будет думать о чем-то своем, словно Ирина Денисовна объясняется на языке суахили.

А поругать Анечку следовало. Ее выходка не лезла ни в какие ворота.

На учете у участкового терапевта состояли отдельные категории граждан. Была группа пациентов с сахарным диабетом. Группа молодежи призывного возраста. Астматики. И т.д. Доктор любила во всем порядок.

Накануне Ирина Денисовна решила подновить карточки участников великой отечественной войны. С каждым годом этих достойных людей становилось все меньше. 18 карточек были заново оформлены в яркие обложки с красными корешками. Все 18 пожилых пациентов посещены врачом на дому. Сделаны свежие записи об осмотре. Лаборант также на дому провела забор крови.

Осталась последняя процедура. Анализ мокроты. Медсестре было дано задание обежать каждого участника и в стерильные банки собрать мокроту. А затем доставить ее в лабораторию.

Анечка доложила вскоре, что задание выполнено.

Через некоторое время из лаборатории Ирине Денисовне позвонила врач и сообщила, что просит подойти ее для обсуждения «одного крайне важного вопроса».

Врач-лаборант показала Ирине Денисовне заключения по всем 18 участникам. У каждого в мокроте были обнаружены трихомонады. Два доктора позвали Анечку и, отрезав ей пути к отступлению, добились признания. Ни к кому из пациентов на дом Анечка не пошла, а сама «наплевала» во все 18 банок.

Ирина Денисовна так и не решила для себя, сообщить ли о случившемся начальству. Подумаю об этом завтра, решила женщина, и принялась складывать тонометр и фонендоскоп в сумку. Часы показывали «без пяти».

Вдруг дверь приоткрылась, и женщина лет пятидесяти плотного телосложения как к себе домой вплыла в кабинет.

Это была Любовь Петровна, никогда и нигде не работавшая пациентка с участка Ирины Денисовны, которая однажды через своих знакомых посодействовала доктору с устройством ее дочери в престижную гимназию. С того времени прошло много лет. Дочь Ирины Денисовны уже закончила школу. Но ролевые игры, где Любовь Петровна доминировала, почему-то продолжались.

- Поди-ка, девочка, на уколы сходи на участок, - по-хозяйски отправила Любовь Петровна медсестру Анечку. А когда за ней закрылась дверь, нависла над Ириной Денисовной и скомандовала:

- Толик ждет нас в машине. Ириночка Денисовна, вам нужно глянуть на Атарбека. Едем прямо сейчас.

В просторной богато обставленной трехкомнатной квартире Любовь Петровны плотник-мигрант Атарбек менял окна, двери и обшивал вагонкой балкон.

Взглянув на Атарбека, Ирина Денисовна не хуже потомственной гадалки увидела все, что ему в этой жизни осталось. Желтый цвет кожных покровов, жалобы на тошноту, потерю аппетита и боли в подреберьях сложились для доктора в диагноз-приговор плотнику.

Ирина Денисовна написала направление на УЗИ, биохимию крови и велела Атарбеку прийти к ней в ее рабочие часы с результатами без очереди.

Худой и ссутулившийся, еще совсем не старый, восточный мужчина с усталым выражением глаз и желтым оттенком склер смотрел на нее как на бога. Ирина Денисовна отвела взгляд и быстро попрощавшись, вышла из роскошной квартиры Любови Петровны.

Прошло несколько дней. Врач общей практики прекрасно знала, что будет написано в заключении УЗИ у плотника Атарбека, но почему-то в душе надеялась, что ошиблась, и это просто желчекаменная болезнь, например. А не безжалостный рак.

Атарбек не пришел.

Вместе с облаком дорогого парфюма в кабинете снова появилась Любовь Петровна. Она положила на стол доктору результаты исследований. Чуда не случилось. Счет времени для плотника начал исчисляться не годами, а днями.

- Вашему работнику срочно нужно к онкологу. Немедленно, - произнесла в холеное с искусным макияжем круглое лицо Любови Петровны Ирина Денисовна.

- Нет-нет-нет, дорогуша. Пока подождем, - пропела посетительница. – Он еще не начинал обшивать лоджию.

Интересное: Инвестиции в России и их реальная доходность (Часть 1) Жилая недвижимость.

Это займет всего пару-тройку недель. А потом мы, конечно, отвезем его к онкологу. Я вас прошу не звонить ему и не рассказывать, что у него за болезнь. Он нам как родной стал. Как закончит работы, я сама возьму его за руку и повезу на операцию. Я ему теперь как мать, и вам не о чем беспокоиться. А вот и благодарность от меня. – Любовь Петровна протянула врачу шуршащий пакет с элитным алкоголем и кондитерскими изделиями.

За весной наступило лето, за летом пришла осень. Врачей трудно удивить чьими-то жизненными историями. Но случай с Атарбеком засел у Ирины Денисовны в голове.

И, анализируя его с разных точек зрения, женщина пришла к выводу, что осуждать в этой истории некого. У каждого в этой истории – своя правда.

Любовь Петровна хотела бы завершить в срок ремонт. Ирина Денисовна не отвечала за больных, не закрепленных за ее участком. Атарбек просто хотел жить.

В один из дождливых октябрьских дней Ирина Денисовна после вечернего приема заглянула в продуктовый и, нагруженная сумками с провизией, вошла в тесную прихожую своей маленькой двухкомнатной квартиры.

Тут же в проеме большой комнаты появилась дочь. Модно постриженная, со спортивной фигурой, дочь машинально крутила в руках свой сотовый телефон, и уже в позе ее Ирина Денисовна прочла для себя какую-то новость.

Дочь не взяла сумки, не произнесла приветствия. А сразу с места в карьер с непосредственностью, свойственной современной молодежи, объявила:

- Мама, я решила, что тебе нужно взять ипотеку. С папой мы все обсудили. Он сказал, что вы дадите денег на первоначальный взнос. Мы подумали с Вадиком, что нам нужно пожить вместе, чтобы лучше узнать друг друга. Разумеется, отдельно от вас с папой.

Оказалось, что и квартира уже найдена. На соседнем доме предприимчивый Вадик оторвал объявление «ПРОДАЮ».

А дальше случилось следующее

__________________________________________________

Ирина Денисовна взяла на работе справки. Банк одобрил ипотеку. Все складывалось хорошо. Если не считать, что продавцом оказался неприятный злобный мужчина неопределённого возраста. Разговаривал собственник исключительно матом. На аванс не согласился. Риелтора не имел.

Риелтора не имела и другая сторона. Ирина Денисовна пребывала в уверенности, что банк проверит все, что касается квартиры и продавца.

Состоялась сделка. Продавец выглядел насупленным, раздраженным. И был неприятно надушен дешевым едким одеколоном. «Это всего лишь эпизод, - уговаривала себя Ирина Денисовна, - еще несколько дней и мы больше никогда этого ужасного человека не увидим».

Документы сдали на регистрацию.

Когда пришел срок бывшему собственнику освобождать квартиру, он перестал выходить на связь. К приехавшей на переговоры Ирине Денисовне продавец выскочил в пьяном угаре и в рваных семейных трусах, открывающих взору его интимные зоны.

Он выкрикивал что-то несвязное, сообщая невероятные подробности своей жизни, наводящие Ирину Денисовну на мысль, что у собеседника началась «белая горячка».

Женщина отступила на лестничную клетку. Дверь захлопнулась.

Приоткрылась соседская дверь и оттуда выглянула доброжелательная старушка. Она с готовностью сообщила Ирине Денисовне, что сосед давно «запойный». Состоит на учете и у нарколога, и в психбольнице, куда его время от времени доставляет специальная бригада.

Семейству Ирины Денисовны надолго запомнится время, наполненное увлекательными походами к участковому, дежурством под дверью приобретенной квартиры и прочими радостями от вселения в квартиру.

Но не эти события следует считать самыми неприятными. Скооперировавшись с недобросовестными юристами продавец всегда может спустя некоторое время заявить, что в день сделки был нетрезв. Находился в состоянии, не позволяющем ему адекватно оценить происходящее. И подать в суд с намерением оспорить сделку и вернуть себе квартиру.

(Все имена и события в тексте вымышлены, совпадения случайны)

____________________________________________________________________________

Совет 14. Познакомьтесь с продавцом до сделки. Запросите у него справки из психоневрологического и наркологического диспансера по месту его прописки.

Добрый день, друзья. Меня зовут Клара Ц. Вы можете написать мне на почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Интересное еще здесь: Недвижимость.

Часть 14. Вариации на тему клятвы Гиппократа.


Закрыть ☒