Даже не знаю, кто ей больше нужен, я или он. Этот наглый котяра давно занял главное место в сердце моей Лики. Нет, не ревную, конечно! Еще чего не хватало! Но все-таки неприятно, честно признаться. Я для супруги все что угодно готов сделать, она у меня будто сыр в масле катается. А как доходит до того, чтобы приласкать, сказать доброе слово, так сразу обо мне забывает, хватает на руки этого хитрющего паршивца, и начинается.

- Солнышко мое пушистое, сладенький мой! Как же я тебя люблю! - сюсюкает, тиская мерзкую тварь.

А он хоть и сидит на руках, но морду в сторону воротит. - Бусинка моя ласковая, ты самый лучший котик на свете! - продолжает петь дифирамбы жена.

- Ну конечно, главное - кот, остальные для тебя не существуют, - иногда вставляю я, не выдержав. - Муж, он что... Деньги принес, кран починил, мусор вынес - и ладно. Все равно никуда не денется...

- Алешенька, ну что ты такое говоришь? Зачем обижаешься? Знаешь ведь, что и тебя я тоже люблю, - примирительно произносит жена и чмокает меня в щеку.

- И меня тоже?! Ну спасибо, родная, оценил! - выдаю скептически, театрально вытирая со щеки воображаемый след от поцелуя. - Ради бога, не трогай меня, когда лижешься со своим любимцем! Уж выбирай: либо со мной, либо с ним!

- Ну вот, опять надулся! Я совсем не то хотела сказать... Это же совершенно разное, ты ведь и сам понимаешь, как можно сравнивать... Просто наш Арик - он такой теплый, пушистый, мягкий... А урчит как сладко... Вот сам послушай!

- Если бы меня так гладили, я бы тоже урчал, - продолжаю бубнить недовольно.

- Ну, вот ляжем спать, и по-урчишь, - многообещающе улыбается любимая. - А сейчас иди порежь Аричке колбаски, он наверняка проголодался, - отдает мне распоряжение Лика.

И тут же, отвернувшись к кошаку и целуя его в волосатую щеку (тьфу ты, как противно!), добавляет:

- Правда, мой сладенький, ты ведь хочешь кушать?

- Иди и сама порежь, - отвечаю обиженно и демонстративно открываю ноутбук, усаживаясь в кресло. - А у меня тут есть чем заняться. Письмо от знакомой пришло, - уточняю в надежде, что жена приревнует.

- Ладно, - бросает Лика безразлично и, опустив кота на пол, направляется в кухню. - Идем, мясо кушать!

Арик галопом скачет за ней. Знает, мерзавец, слово «мясо»! И не только это слово знает, все изучил, что ему выгодно! А еще умеет без устали пачкать свой горшок. Не успеешь почистить -глядь: опять загребает! И ведь воняет как мерзко, на всю квартиру! Но разве жена замечает? Да никогда!

А стоит мне только не выстирать вечером свои носки или в выходной не почистить зубы с самого утра, начинается. «Боже, за кого я замуж вышла!», «Ну и поросенок ты!», «Слушай, а тебе самому не противно?», «Я смотрю, ты меня совсем не уважаешь...»

А то, что от ее кошака разит сырым мясом за версту и от его экскрементов в носу свербит, - это ничего. Аричке все можно. Мебель ободрана, потому что когтедралкой паршивец своевольный так и не захотел пользоваться, обои испорчены...

И кто должен позаботиться о ремонте? Думаете, Аричка? Что вы! Он же аристократ! А точнее - Аристократ. С прописной буквы, не просто так! Жена ему такую кликуху дала. У него, видите ли, «на груди белое, а низ темный -манишка и фрак».

И взгляд «мудрый, прямо инопланетный какой-то, будто котик знает нечто, нам неведомое»...

В общем, аристократ во всех смыслах, а ремонт придется делать мне. И зарабатывать на него - тоже.

Дурак я вообще, что на этого кота согласился. Когда дочка замуж вышла и стала жить отдельно, Лика загрустила. Ходила сама не своя, привыкнуть не могла, постоянно ныла: «Как пусто у нас стало...», «Скучно без Леночки», «Эх, доченька, доченька...»

Каждые выходные к Лене ездила. А потом зять Лике на день рождения котенка подарил (наверное, чтобы появлялась у них не так часто). Маленьким Аристократ был еще ничего. Да и наблюдать, как жена с ним возится, мне нравилось.

Лика отошла, перестала грустить, стала прежней. Нянчилась с котенком, как с ребенком. Играла с ним, читала, как кормить правильно и как воспитывать. И все приговаривала: «Он у нас будет настоящим Аристократом!»

А я, болван, сам ей книжки про котов покупал, а для этой наглой кошачьей морды - корм и игрушки. Знал бы, чем закончится, никогда бы не стал!

А как жена переживала, когда этого урода кастрировали! У него там какое-то осложнение после операции началось, так она с ним каждый день к ветеринару моталась. На такси, между прочим. Хотя сама уже несколько лет безработная.

Кстати, я тут подумал, если Лика все равно не работает, то занялась бы разведением котов, что ли... Раз уж приходится неудобства терпеть, хотя бы деньги на этом делать. Нет, зачем-то кастрировала. Врач кошачий ей сказал, видите ли, что так и коту, и хозяевам спокойнее. А я думаю, просто заработать на операции хотел. Ну да ладно, чего уж теперь, дело прошлое.

Когда кот во второй раз заболел, жена совсем с ног сбилась. Только им и занималась. О моем существовании забыла.

Нет, не то чтобы совсем, конечно. И есть готовила, и беседовала со мной иногда, да и ночью... прижмется, обнимет и все такое... Но основное внимание и любовь - своему ненаглядному Аричке.

«Ах так! - думаю. - Для тебя только твой кошак существует?! Ну ладно! Воспользуюсь ситуацией, поверну все к своей пользе и удовольствию».

...Как-то, когда жены дома не было (в очередной раз с котом к ветеринару отправилась), принес я пару бутылок хорошего пивка, семгу купил и брюшки палтуса. Нарезал рыбку, аккуратно на блюдечке разложил - красота! Открыл пивко, телевизор включил - футбол посмотреть... И тут слышу - ключ в замке входной двери поворачивается.

«Не успел! - думаю с досадой. - Сейчас весь кайф обломают».

Однако пересилил себя, недовольство при себе оставил, вышел в коридор, обнял жену, поцеловал, даже кошаку кивнул вежливо. Лика вроде довольна, что я ее встретил, и настроение у нее хорошее.

Муж, он что? Деньги принес, кран починил, мусор вынес - и ладно. Все равно никуда не денется

«Значит, все в порядке, -думаю. - Не станет она мне мешать и упрекать, что у меня на уме только пиво да футбол. А если что, приглашу и ее пивка с рыбкой отведать...»

Захожу на кухню (жена за мной следом) и вижу: кошак на столе сидит и прямо с блюдца мою семгу жрет, а палтусом закусывает!

Глянул на нас и даже глазом не моргнул - продолжает лопать рыбу! Ну тут я уже не выдержал - все накопившееся за три года нашего с ним совместного существования выплеснул!

- Вон отсюда! - заорал не своим голосом и одним махом смел со стола этого урода вместе с пивом и рыбой. Первая бутылка разбилась вдребезги, вторая упала на бок и покатилась, выливая из горлышка коричневую пенистую жидкость. Ни кошачий аристократ, ни моя драгоценная женушка никак не ожидали от меня такой реакции. Да я и сам, честно говоря, не ожидал...

Кота как ветром сдуло, а Лика, глядя на меня округлившимися от ужаса глазами, испуганно залопотала:

- Лешенька, что ты, успокойся! Хороший мой, не нервничай так! Тебе нельзя, у тебя же сердце больное! Она попыталась обнять меня, но я с силой оттолкнул ее - был в такой ярости, что аж трясло.

- Все, хватит! - рявкнул грозно. - Чтобы больше никогда не видел твоего красавца на кухне, поняла?! Ни-ког-да! Замечу - хвост оторву! Если еще хоть раз... Договорить не смог: грудь сдавило железным обручем, воздух будто кто-то перекрыл, в глазах потемнело, и все куда-то провалилось...

Из больницы выписался через неделю. Жена проведывала каждый день, а первые сутки вообще не отходила от моей постели. Хотя об этом я узнал позже, от медсестры. - Повезло вам с супругой, -сказала Ирочка, делая мне укол после ухода Лики. -Всю ночь просидела на стульчике рядом, за капельницей следила. А потом весь день в больнице провела, с врачами говорила, за вами, как за ребенком, ухаживает. Очень она вас любит!

«Это вряд ли, - подумал я, но промолчал. - Ей по душе аристократы, а я пахарь. Всю жизнь в поте лица вкалываю. К тому же не кот ни разу»... Дома меня ждал сюрприз: кошака не было! Нигде, представляете?! Жена не отходила от меня, приготовила вкусный ужин, все время лопотала какие-то нежности, была само внимание. Я даже стал неловко себя чувствовать - непривычно как-то.

- А что с твоим любимчиком? - не выдержал наконец, когда мы допивали вечером чай. - Не замечал за ним, чтобы он вел себя так скромно, даже на глаза не показывается.

- Я его Леночке отдала, -стараясь говорить бодро, сообщила жена. - Зачем он нам нужен, правда? И так хорошо, - и она нежно погладила меня по руке, заглядывая в глаза.

Прошла еще неделя, и я понял, что столько внимания и заботы мне одному многовато. Да и Лика явно грустила, а сюсюканье со мной с головой выдавало ее переживания из-за разлуки с любимцем. Пожалуй... пора было возвращать Аристократа.

- Знаешь, родная, вот хорошо у нас все, просто замечательно! Но чего-то мне все-таки не хватает, - заявил я жене одним прекрасным воскресным утром. - Может, заберем у дочки Аристократа? Как-то грустно без него... Неуютно...

Лика расплылась в улыбке и воскликнула радостно:

- Правда?! Ты не шутишь, Алеша?

- Ну-у-у... - протянул я неопределенно.

- Обещаю: тебе от этого хуже не будет! - с жаром воскликнула жена. - Кот должен знать свое место! Хозяин в доме - ты!

- Это вряд ли, - усмехнулся я. - Ты ведь не хуже меня знаешь: у котов хозяев не бывает, они сами везде хозяева. Просто твое спокойствие мне дороже всего, - и, глядя в счастливые глаза жены, добавил шутливо: - А у меня без него нет стимула, понимаешь? Чтобы не расслабляться и расти над собой, нужен соперник. И желательно какой-нибудь аристократ.

Алексей

Другую интересную историю можно почитать здесь



Поделись!