В тот день я планировала добираться домой на метро, но муж неожиданно освободился раньше обычного и заехал за мной на работу. Однако моя радость длилась недолго -на проспекте мы попали в пробку. Я разнервничалась и сорвала злость на ни в чем неповинном супруге:

- Ползем, как парализованная черепаха, - буркнула сердито. - А ко мне, между прочим, в семь Женька обещала приехать.

- Весь центр вообще намертво встал, - пожал Игорь плечами. - А твоя сестрица может нас во дворе подождать. Позвони ей, предупреди, что немного опоздаем, и все дела...

С языка уже была готова сорваться какая-то колкость в адрес любимого, но так и не сорвалась, потому что я отвлеклась на происходящее на улице. Увидела, что по разделительной линии медленно движется женщина в инвалидной коляске, останавливаясь возле каждой машины. Наверняка выпрашивала подаяние у скучающих в пробке водителей.

Что-то в облике попрошайки показалось мне смутно знакомым. Чем ближе она подъезжала к нашей «Тойоте», тем явственнее становилось ощущение, что откуда-то я ее знаю. Когда между нами оставалось метров пять, наконец вспомнила: «Так это же Вероника, бывшая секретарша моего шефа!»

Она проработала в нашей фирме всего несколько месяцев, но это вполне достаточный срок, чтобы на всю жизнь запомнить человека. Ушла от нас лет шесть-семь назад...

Ведь нас просили помочь, кто чем может, вот мы все и помогли

Поравнявшись с нашей машиной, Ника фальшиво-слезливым голосом произнесла заученную фразу:

- Люди добрые, помогите, пожалуйста, кто чем может. Подайте на хлебушек...

- Бог подаст, - жестко ответил Игорь, но я пихнула его в бок и выудила из кошелька пятисотрублевую купюру:

- На, отдай ей...

- Тебе деньги девать некуда? - возмутился муж.

- Отдай! - повторила настойчиво.

Любимый недовольно засопел, но купюру попрошайке все-таки передал. В ответ та затянула благодарственную речь, мол, будет молиться за него. Он не стал слушать и быстро поднял стекло со своей стороны.

Когда Вероника двинулась дальше к стоящим за нами автомобилям, супруг повернулся ко мне.

- Я думал, ты умнее, - произнес язвительно. - Вроде взрослая тетка, а не понимаешь, что нищенство - это бизнес. У них там целая мафия. Могу дать голову на отсечение, что эта псевдоинвалидка, ударно отпахав рабочий день, пересядет с коляски в собственную машину и поедет отдыхать в собственную квартиру. И ужинать, смею тебя уверить, будет не только хлебом. А потом еще отправится тусить в ночной клуб... И все это на деньги таких, как ты, лохушек. Лерка, ну как можно быть такой наивной?

- Я не наивная. Просто... знаю эту девушку.

Любимый присвистнул:

- Надо же... Семнадцать лет женаты, а ты до сих пор открываешься новыми гранями. И много у тебя подобных знакомых?

Я объяснила ему, что Ника -моя бывшая коллега,

- Когда мы вместе работали, она была вполне благополучной барышней. Но с тех пор больше шести лет прошло, за это время многое могло измениться... Так что на твоем месте столь необдуманно обещаниями не бросалась бы...

- В смысле? - не понял Игорь последней фразы.

- В смысле: не стоит давать конечности на отсечение, если не уверен на все сто, - пояснила я. - Зачем мне муж без головы?

- Это было не обещание, а метафора. Так сказать, фигура речи. Тем более я почти не сомневаюсь...

- А я сомневаюсь, - перебила его. - Вот представь себе гипотетическую ситуацию: с Никой произошел несчастный случай, в результате которого она потеряла возможность ходить. Родители умерли, бойфренд бросил, осталась совсем одна, без средств к существованию, а на работу калеку никто брать не хочет. Знаешь, еще неизвестно, как я сама поступила бы, окажись на ее месте...

- Во-первых, типун тебе на язык, - проворчал благоверный, - а во-вторых, я тебя никогда не брошу... Ни при каких обстоятельствах!

- Почему? - поинтересовалась (уж очень хотелось услышать от мужа, как он меня сильно любит, просто жить без жены не может).

- Ты готовишь вкусно, на рыбалку с друзьями отпускаешь, истерики закатываешь нечасто и чувство юмора имеешь, - перечислил он. Признание в любви получилось так себе, но присущее мне чувство юмора нужно было «отрабатывать». Поэтому рассмеялась и шутливо щелкнула Игоря по лбу. Однако, вспомнив о Веронике, снова посерьезнела:

- Я знала ее как честную и порядочную девушку. И не верю, что она стала мошенницей... - протянула задумчиво.

- В жизни всякое бывает, - философски заметил супруг. - К тому же людям свойственно... - договорить он не успел: впереди стоящая машина резво рванула с места, и Игорь ударил по газам, радуясь, что пробке пришел конец.

Больше о Веронике мы с ним не вспоминали, хотя я еще целую неделю думала о ней. А потом перестала...

Однако спустя пару месяцев судьба снова свела меня с бывшей коллегой. На этот раз я была без мужа - устроила в одиночку шопинг перед отпуском. И, выйдя из торгового центра, снова увидела ее.

Вообще-то мне нужно было свернуть налево, к автобусной остановке, но ноги сами понесли в противоположную сторону, где у спуска в подземный переход Ника просила милостыню.

Когда я подошла поближе, она жалобно затянула привычное «Люди добрые, помогите, кто чем может». Но вдруг осеклась на полуслове, смутилась и отвела взгляд, сделав вид, что мы с ней незнакомы. Не могло быть сомнений: Вероника меня узнала и нашей встрече не обрадовалась.

Хотела пройти мимо (ну что я буду навязываться), однако передумала, остановилась и сказала:

- Привет, Ника...

- Здрасьте, - буркнула девушка и покраснела - похоже, не от стыда, а от злости. Наверное, решила, что сейчас начну допытываться, как она докатилась до жизни такой.

- Ты уже обедала? - спросила я у нее. - Может, заглянем в кафешку, выпьем кофе с пирожными?

- Не хочу.

- Угощаю.

- Обойдусь! - Ника попыталась меня объехать, но я перекрыла путь к отступлению. Посмотрела на ее ноги - обе в наличии. Следовательно...

- У тебя проблемы с позвоночником? - озвучила вслух свою догадку.

- А тебе какое дело?! - грубо бросила Ника, хотя раньше уважительно обращалась ко мне на «вы».

- Мой старший брат - отличный хирург. Профессор. У него куча знакомых в медицинских кругах. Я попрошу, и он договорится, чтобы тебя посмотрели специалисты. А операцию, если что, Антон сам сделает. Бесплатно. Хочешь, прямо сейчас ему позвоню? - Я достала из сумки смартфон, но набрать номер брата не успела, потому что Ника вдруг вскочила с коляски и помчалась по улице.

«Значит, муж был прав, она мошенница», - мелькнула мысль. Разозлилась я ужасно. На Нику - за то, что дурит людей, на себя - что оказалась лохушкой и так глупо повелась на ее вранье. Захотелось высказать этой «честной и приличной» все, что о ней думаю.

Я старше Вероники лет на десять, но не зря в молодости занималась легкой атлетикой, так что без труда догнала беглянку. Схватила ее за руку: «Ничего не хочешь мне объяснить?»

Она закрыла лицо руками и разрыдалась. А потом рассказала, что произошло. Оказалось, что Ника уволилась, потому что ее мать заболела раком и нужно было за ней ухаживать. Чтобы оплатить лечение в Израиле, продала квартиру, однако операция не помогла - мама умерла.

Других родственников у девушки не было и, оставшись без жилья, она пыталась свести счеты с жизнью. Броситься с моста помешал прохожий. Сергей (так его звали) приютил Веронику, полностью подавил ее волю и вовлек в нищенский бизнес. Девушка дважды пыталась сбежать от сожителя, но он находил ее и избивал за непослушание. Грозил, что в следующий раз убьет.

- Мой младший брат - майор полиции, - сообщила я ей. - И сделает так, что этот урод к тебе ближе чем на километр не подойдет!

А еще я уговорила его взять Нику к себе в фирму секретарем, а тетя подруги, по моей просьбе, недорого сдала девушке комнату. Ведь нас просили помочь, кто чем может, вот мы все и помогли.

Валерия