О господи, да как же это?! - на лице Вали отобразился ужас.

Так большинство людей реагировало на новость о внезапной смерти моей свекрови.

- Представляю, каково сейчас Вове... Он, наверное, в шоке.

- Мы оба в шоке, - сказала я.

- Ужасно... - вздохнула соседка (мы с ней не только были соседями, но и дружили). - Вот так человек ходит, работает, на что-то надеется, а потом вдруг - бах! - и все, нет его...

...С того дня, как не стало его матери, муж находился в жутком состоянии. Мне было больно смотреть, как он страдает. Вове уже пришлось пережить одну трагедию: когда ему

исполнилось восемь, он потерял отца. Тот погиб во время аварии в шахте. Страшная история... Семья тогда получила компенсацию, но деньги ведь не заменят родного человека. С тех пор свекровь чувствовала себя обиженной судьбой. И вот теперь такое... Два дня назад она потеряла сознание в магазине. Продавцы вызвати скорую, Елену Николаевну забрали в больницу. Несмотря на то что врачи приехали очень быстро, спасти женщину не удалось. Нам сказали, что у нее был обширный инсульт.

- Если я могу чем-то помочь, просто скажи, — сочувственно предложила Валя. — Может, с похоронами или еще что...

- Спасибо, Валечка, мы уже обо всем позаботились, - поблагодарила подругу, она обняла меня на прощание, сказала: «Держитесь!» - и я вернулась домой.

- Где ты была так долго? - Володя хмуро взглянул на меня.

- У Валентины, - ответила. - Разве это долго? Встретила на лестничной площадке соседку, заглянула к ней на минутку, рассказала, что мама... - я осеклась, поймав недоверчивый взгляд Вовы.

- Что мама что? - с подозрением спросил муж. - О чем вы разговаривали?! - он повысил тон.

- Ну-у... - замялась я испуганно. - Сказала ей, что у твоей мамы... случился инсульт.

- Как ты могла?! - возмутился он. - Зачем ты ходишь и везде говоришь об этом?!

- Валя - моя подруга, не вижу ничего плохого в том, что...

По дороге домой заглянула к своей к соседке. Мужу почему-то это сильно не понравилось. Да что тут такого?!

- Подруга?! - возмущенно воскликнул супруг, не дав мне договорить. — Ах вот оно что! Интересно, и что же такого она тебе посоветовала?!

- А что тут посоветуешь? — удивилась я. — Нечего советовать, только сочувствовать...

Непонятно, почему Владимир рассердился, причем настолько, что у него стали трястись руки. Я понимала, что мужу тяжело и надо его поддержать, но мне было страшно, ведь никогда раньше я не видела Вову в таком состоянии.

- Когда умер отец, мне тоже сказали, что это был несчастный случай. Несчастный случай, только и всего! Понимаешь?! - зло бросил муж. - Теперь умерла мама... Все это немного странно, ты не находишь? А может быть, не так уж и немного...

Я не понимала, к чему он клонит.

- Милый, такое случается... - сказала тихо. - Ты только...

- Да? Случается, значит! - он как-то странно улыбнулся. -Еще три дня назад с матерью все было в порядке, а потом она вдруг упала в магазине - и конец? Куча народу теряет сознание на улицах ежедневно! И что, все умирают? Тут явно виноваты врачи. Наверняка они за чем-то не уследили. Вечно нужно контролировать каждый их шаг!

- Думаю, врачи сделали все, что могли, - попыталась я успокоить. - У людей в возрасте твоей мамы бывают инфаркты и инсульты. Сосуды уже не те, сам знаешь.

- Да ведь ей было только пятьдесят четыре года! Она не могла так просто умереть! Что-то эти лекари намудрили, точно!

- Володя, тебе очень тяжело, это понятно, но не надо никого обвинять, тем более что у тебя нет доказательств. Люди сразу примчались, сделали все, что могли...

- Что ты за жена?! Никакой поддержки! Мама погибла, а ты даже не можешь посочувствовать!

Мне было так жалко любимого! Понимала, каково ему сейчас, поэтому грубый тон не оттолкнул меня, наоборот, углубил мое сочувствие. Подошла к мужу, обняла его, гладила по голове, плечам и приговаривала: «Все будет хорошо, все будет хорошо, родной...»

Но все было плохо. На похоронах Владимир вел себя так, словно он не здесь, а где-то в другом мире. Слабо реагировал на происходящее, явно прислушиваясь к каким-то собственным мыслям, казалось, решал некую задачу или составлял в голове план действий. Даже пальцами иногда шевелил в такт своим раздумьям.

- С ним все в порядке? - спросила меня сестра свекрови. -Что-то он плохо выглядит.

- Володя никак не может прийти в себя, все еще в шоке.

- Ну да... - грустно согласилась она. - Нам всем трудно поверить, что Лены уже нет. А Вова такой чувствительный... Мне показалось, что Ирина Николаевна хотела сказать что-то еще, но, видимо, передумала.

Я надеялась, что после похорон муж постепенно успокоится, боль утихнет, жизнь пойдет своим чередом. Но увы, он вдруг решил, что нужно найти виновных в смерти его матери. Сказал, мол, нам надо ехать в больницу и проводить собственное расследование.

- Ну что ты такое говоришь, милый? - возмутилась я, начиная уже уставать от неадекватного поведения супруга - Перестань наконец! Какое еще расследование? Что за выдумки? Я никуда не поеду.

Однако он меня не послушал. Сам поперся в больницу и начал приставать к врачам. Закончилось все скандалом, кто-то вызвал полицию, у мужа были неприятности. Но вместо того, чтобы успокоиться, он продолжал упрямо твердить: доктора что-то скрывают. Я не понимала, что происходит, не верила своим глазам и ушам.

Володя никогда прежде себя так не вел, а теперь постоянно нес какую-то чушь, словно сумасшедший.

- Ты что, серьезно? Это же просто безумие... - качала я головой. — Ты не можешь винить врачей. У тебя нет никаких доказательств! Хочешь, чтобы у нас опять были проблемы?!

- Моя мама умерла! Из-за них! Сгубили человека - и замели следы, эскулапы чертовы, аферисты!

- Твоя мама умерла, это огромное горе, но никто ее не убивал... Инсульт, понимаешь? Такие вещи происходят.

- Да? Тогда интересно, почему твои родители живы-здоровы?! Почему с ними такие вещи не происходят? Они живут, а мои - нет? - зло выпалил муж, а у меня по коже мурашки пробежали.

- Прекрати! - не выдержала я. - Хватит говорить глупости! Не хочу такое слушать! Это ненормально - вести подобные разговоры!

- Так значит, я ненормальный? Отправишь меня тоже к врачу? - Вова нервно рассмеялся. - Ну-ну...

- Разговор не имеет смысла. С меня хватит!

- Таня! Ты должна сейчас быть со мной! - воскликнул он.

- Я с тобой - и раньше, и сейчас, и всегда. Но ты переходишь границы. Веди себя адекватно, - попросила дрожащим голосом, всерьез напуганная тем, что творит супруг. Ночью его мучили кошмары. Он метался по кровати, что-то бормотал, а когда проснулся, сказал, что видел во сне маму.

- Она предостерегала меня, говорила, чтобы был осторожен. Нельзя спешить, нужно провести расследование спокойно и, главное, - незаметно! - заговорщически прошептал муж.

Безумие продолжалось. Правда, после этого Володиного сна тема «заговора врачей» на некоторое время исчезла, он замкнулся в себе, стал тихим и предусмотрительным.

Следил за тем, что говорит и делает. Когда его о чем-то спрашивали, долго думал, прежде чем ответить, аккуратно подбирал слова. Мама снилась ему довольно часто, и каждый будто хотела что-то сказать, о чем-то предупредить.

- Видишь, что они нам сделали? - спросил однажды за завтраком супруг.

- Кто «они»? - уточнила удивленно, но он не ответил. Раньше тоже случалось, что Вова терял над собой контроль. Когда его уволили с работы, когда кто-то украл у него кошелек в автобусе... Мужу и тогда везде чудились заговорщики, он нес какой-то бред, мол, все вокруг против него, становился подозрительным и недоверчивым. Но теперь все усилилось во сто крат.

Я боялась, что у супруга невроз или что-нибудь похуже. Помнила, как моя сестра тяжело переживала развод, впала в депрессию. Даже принимала лекарства. «Если бы только Володя согласился пойти к врачу, - думала я. - Но после истории со свекровью вряд ли он кому-то поверит...

В конце концов не выдержала и с работы позвонила сестре, чтобы она мне что-то посоветовала.

- Ни один врач тебе просто так не выпишет успокоительные препараты, - сказала Инна. - Вова сам должен пойти к доктору. Психиатры не кусаются.

Да уж, не кусаются... Только как его уговорить? Что ж... Я решила самостоятельно купить в аптеке какое-нибудь легкое седативное средство, например фиточай. А вдруг поможет? Но не предвидела одного простого обстоятельства -что супруг откажется его пить.

- Что это еще за гадость? - спросил Володя, когда я поставила перед ним чашку.

- Чай, - ответила как ни в чем не бывало.

- Чай? Значит, с водой что-то не так! Ужасно воняет!

- Потому что это - травяной чай. И не воняет, а пахнет. После него тебе станет намного лучше, попробуй!

Володя попробовал, но ему не понравилось.

- Хочешь меня отравить?! Убери это! - он отодвинул чашку с такой злостью, что содержимое расплескалось по столу.

С той поры супруг стал сам делать себе напитки.

Его подозрительность усугублялась с каждым днем, Вова контролировал меня на каждом шагу.

«Во сколько ты вернешься с работы?» - спрашивал по утрам. «Где была? С кем виделась? О чем говорила?» - приставал с вопросами вечером.

Я человек терпеливый и Вову очень люблю. Всегда относилась с пониманием к его странностям и неожиданным сменам настроения. Но теперь мне все труднее было выносить выходки мужа. Видела, что происходит что-то плохое, и все-таки обманывала себя, успокаивала, что это временные отклонения, связанные с сильным потрясением. Пройдет. Но не проходило, а становилось все хуже и хуже. Выдержка начинала изменять мне. Да еще как-то посреди рабочего дня на мой мобильный позвонила Ирина Николаевна, сестра свекрови. Меня удивил ее звонок, потому что раньше мы особо не общались.

- Постоянно думаю о тебе и Вове, - сказала тетя мужа, поздоровавшись. По голосу было слышно, что она волнуется. - С ним все в порядке? - снова прозвучал тот же вопрос, что и на похоронах.

- Как вам сказать... - я не знала, стоит ли признаваться в том, что происходит. А вдруг Вовино состояние придет в норму, и получится, что зря на него наговорила... Но потом все-таки не удержалась и рассказала правду.

- Я так и думала! - воскликнула тетя Ира. - То-то мне неспокойно все время! Мы с тобой должны встретиться и серьезно поговорить. Еще на похоронах хотела тебе кое-что сообщить, но решила, что лучше не тревожить заранее... А теперь вижу: нельзя ждать.

Ожидая ее, я то и дело нервно поглядывала на часы - переживала, что будет, если вернусь домой намного позже обычного

Признаться, испугалась я не на шутку. Договорились увидеться в кафе на следующий день после работы. Ожидая ее, я то и дело нервно поглядывала на часы - переживала, что будет, если вернусь домой намного позже обычного.

- Привет, моя хорошая, - Ирина Николаевна поцеловала меня в щеку. - Вижу, ты волнуешься...

- Да, честно говоря, боюсь. У нас в последнее время такие странные вещи происходят...

- Именно поэтому я и пришла. Знаешь... Как бы это сказать... В общем, моя сестра, прежде чем выйти замуж, сильно сомневалась, стоит ли связывать свою жизнь с Петей.

- А какое это имеет отношение к нам? - удивилась я.

- Понимаешь, у Петиного отца, Вовиного дедушки, были проблемы, говорили, что он чокнутый. Порой нес чепуху и вел себя странно. Но тогда ведь никто не бегал по врачам, как сейчас, да и семья жила в деревне, сама понимаешь...

Все это тянулось годами и, хотя время от времени осложняло жизнь родственникам, казалось неопасным. Только когда старый Василий чуть не убил соседа, вызвали милицию, а потом его посадили в психушку.

- Ужас... Я понятия не имела... — пробормотала, потрясенная услышанным.

- Ну, о таком ведь особо не распространяются. У старого Василия диагностировали манию преследования. Лена боялась, что это может передаться по наследству, но за Петей мы никогда ничего подобного не замечали. А вот то, что сейчас происходит с племянником, меня очень беспокоит. Может, это просто последствия стресса, конечно... Только думаю, тебе стоило бы посоветоваться с хорошим врачом.

- Доктор-то у сестры есть, но как же я к нему Володю поведу? Ни за что не согласится, я же вам говорила, что он устраивает!

- Боюсь, без квалифицированной помощи здесь не обойтись, - сказала тетя. - Может, попробуем убедить его вместе? Давай я сейчас поеду с тобой, и поговорим.

- Нет-нет, лучше сама попробую, - пообещала я.

Из кафе вышла на ватных ногах. Мысли в голове путались, ни на чем не могла сосредоточиться.

- Где ты была? - спросил муж, как только вошла в дом.

- Нигде! - ответила грубо, не в силах совладать с собой. -Опоздала, потому что пробки.

- Ты выглядишь испуганной.

- Тебе кажется. Пойду спать, очень устала сегодня... ...Подозрительность Вовы становилась невыносимой. Когда было совсем невмоготу, я ходила жаловаться Вале.

- Переживаю, по-моему, он начинает сходить с ума, - призналась я как-то подруге, заглянув к ней после работы.

- В состоянии шока и не такое бывает. Мой двоюродный брат после смерти матери вообще пытался повеситься, -сказала она, видимо, чтобы меня утешить.

Но я, наоборот, пришла в ужас.

- Спасли в последний момент, - успокоила Валя. - Совсем отчаялся, бедняга. Не бойся, мы поможем твоему Вове. Чтобы заманить его к врачу, надо придумать какую-то хитрость. Посмотрим, подумаем... Слушай, а приходите ко мне оба! Да хоть бы и прямо сейчас. Я только что пирог испекла. Кофейку попьем, оценим ситуацию... Идет?

- Хорошо! - обрадовалась я, надеясь, что вдвоем нам и правда будет легче решить проблему.

- И где ты опять шлялась столько времени?! Должна же была вернуться сразу после работы!

- Зашла к Вале на минутку, перебросились парой фраз. Кстати, она приглашает нас на кофе и свежий пирожок.

- Не пойду! - отрезал муж. - Кто знает, что она там запланировала. Не позволю себя отравить!

- Совсем с ума сошел! - прошипела я и пошла на кухню разогревать ужин, Володя направился за мной - следить.

- Садись за стол! - проворчала я, расставляя тарелки.

Он сел и уперся в меня подозрительным взглядом. Не обращая внимания, начала есть, а Вова продолжал молча смотреть и даже не прикоснулся к своей порции.

- Ешь, а то остынет, - бросила безразлично.

- А давай поменяемся! - вдруг предложил супруг.

- В смысле? - не сразу поняла, что он имел в виду.

- В смысле - поменяемся тарелками! - объяснил.

- Зачем?!

- Я должен быть уверен! - муж подсунул мне под нос свою порцию, взял мою и молча начал есть.

- И что это все значит?! - возмутилась я. - Думаешь, и я хочу тебя отравить? С меня хватит! - я резко встала и вышла.

Может, то была ошибка и мне следовало остаться и съесть все до последнего кусочка, чтобы он успокоился? Возможно, но не смогла: очень разозлилась!

Вова поел и оставил грязную тарелку на столе. Не поблагодарил, не извинился. Словно жена не заслуживала внимания. Я помыла посуду, стала собираться. И тут зазвонил мой мобильник. Муж подозрительно посмотрел на меня.

- Куда собралась? - спросил резко.

- К Вале, я же говорила тебе.

- Ты никуда не пойдешь! - рявкнул супруг.

- А вот и пойду! - Я нажала на кнопку продолжавшего выводить трели телефона, в трубке раздался голос Вали.

- Ну так что, вы придете? - спросила она.

- Да, сейчас буду...

- Одна? - удивилась подруга. - А Вова?

- Он не хочет, не тащить же мне его силой!

- Ох... - вздохнула соседка. - Поссорились, что ли? Ну ладно, приходи, расскажешь. Жду, - закончила она разговор.

- Ты никуда не пойдешь! - повторил муж со злостью.

- Еще как пойду! Хочешь - сиди дома, а я не собираюсь! -заявила смело, хотя сердце у меня бешено колотилось.

Это было какое-то безумие! Мне хотелось уйти, убежать отсюда как можно скорее. Когда обувалась в коридоре, услышала, что Вова повторяет, как мантру: «Я должен быть осторожен! Я должен быть осторожен!» Ужас затопил меня изнутри, с опаской заглянула в гостиную. Муж шарил глазами по комнате, будто в каждом углу таилась какая-то угроза! Потом бросился к двери и проверил, закрыта ли она.

- Вова, что случилось? - прошептала испуганно. Он достал ключ из замка, спрятал в карман и с укором посмотрел на меня.

- Ты все-таки сделала это, да? Мы должны были держаться вместе! Но ты тоже предала меня. Мама предупреждала, говорила, чтобы я был осторожен! Теперь точно знаю, что она была права. Но как ты можешь вести себя так глупо и подло?! - Вова кинулся ко мне, схватил за плечи и начал трясти. - Ты что, не понимаешь, если меня убьют, то потом наступит и твоя очередь?!

- Отпусти меня, успокойся! - выкрикнула я, пытаясь высвободиться. - Никто не собирается никого убивать!

- Нет, нет... - он начал говорить сам с собой, словно меня здесь не было. - Мама мне говорила... Мама меня предупреждала. Я должен быть осторожен...

- Что ты несешь?! - я больше не могла это терпеть, мне хотелось заорать так, чтобы все перевернулось вверх дном. -Ты сошел с ума! Совсем обезумел!

Кинулась к двери, но прежде, чем успела ее открыть, Вова схватил меня сзади и затащил в комнату.

- Отпусти! - пыталась я вырваться, страх сжал мое сердце когтистой лапой. Потом я почувствовала сильный удар, все вокруг потемнело, а дальше - пустота...

...Когда очнулась, голова была такая тяжелая, словно весила тонну. Открыла глаза, осмотрелась. Я лежала на диване в гостиной, в жутко неудобной позе. Хотела повернуться, но...мои руки оказались связаны за спиной! «Боже, пожалуйста, пусть это будет только кошмарный сон», - подумала, испытывая холодящий душу ужас. Однако боль в затылке убедила меня, что все происходит наяву.

Тут в комнату вошел муж, облокотился о дверной косяк, сложил руки на груди и принялся рассматривать меня, словно животное в клетке. В глазах его горел нехороший огонек. Я знала Владимира больше пяти лет, но теперь он показался мне чужим человеком.

- Ты думала, я позволю себя убить? - сказал он каким-то не своим голосом.

«Господи, - молилась я про себя, - Господи, забери меня отсюда, пожалуйста! Помоги, сделай что-то!»

- Не получится! - продолжал Вова. - Я буду защищаться. И никого сюда не впущу, - сказав это, супруг ушел на кухню. До меня донесся звук открывающихся и закрывающихся шкафчиков. Он что-то искал. А когда снова появился в дверях, у него в руках был хлебный нож.

Я в ужасе замерла и вдруг поняла, что спасти меня может только абсолютная неподвижность. Словно я - перевернутый на спину жук, которому инстинкт самосохранения подсказывает: если он притворится мертвым, возможно, останется жив.

- Видишь? — муж поднял нож так, что острие блеснуло на свету. - Я не безоружный. Просто так я не дамся.

- Вова, развяжи меня. Я тебе помогу...

- Ты? - засмеялся он. - Я тебе больше не верю.

Володя положил нож на стол и направился в прихожую. Потом я услышала, как супруг тащит что-то из кладовки. Сердце начало бешено колотиться. Теперь, когда он был занят, у меня появился шанс освободиться. Попробовала ослабить веревку, которая связывала руки. Но увы, ничего не успела - Вова опять появился в комнате. Паника переполняла меня, я продолжала дергаться, пытаясь высвободить кисти.- Что ты делаешь? - возмущенно воскликнул он. - Ты же не хочешь, чтобы убили нас обоих, правда? Ты что, думала, им будет достаточно уничтожить меня? Надеялась, они позволят тебе жить? Знаю, ты боишься. Уже давно... Из-за этого страха и начала делать глупости... - Володя подошел ближе. - Хитрила, подыгрывая и мне, и им, а я ведь тебе говорил, что ты должна быть только со мной! Тогда бы тебе ничего не угрожало! Я знаю их и умею защищаться... Я не дамся! И тебя они тоже не получат!

Я уже не могла думать логически. Да и какая логика могла быть в Вовиных словах? Если и была, то логика безумца. В его больном воображении какие-то несуществующие «они» пытались нас убить, и он собирался им помешать. «Спаси, Господи!» - повторяла мысленно. И когда вдруг раздался звонок в дверь, вздохнула: «Спасибо тебе, Боже!»

Володя явно запаниковал. Звонок повторился. И еще раз...

- Это они, - обреченно пробормотал муж и наклонился надо мной. - Помни, что я всегда тебя любил!

Из-за двери раздался крик:

- Таня?! Таня! Вова! Вы там?!

Это была Валя. Володя обернулся. Казалось, он пытался вспомнить, откуда знает этот голос. Потом подскочил к двери, но не открыл и даже не посмотрел в глазок.

- Тани здесь нет! - сказал он.

- Я знаю, что есть! - настаивала подруга. - Уже минут двадцать ей звоню!

В голосе соседки звучала паника.

- Хочу с ней поговорить и не уйду, пока ее не увижу! Значит, она поняла, что что-то не так, когда я не пришла!

- Тани нет! - повторил муж. - Оставьте нас в покое!

- Таня! - еще громче заорала Валентина, видимо, уже уверенная, что мне грозит серьезная опасность.

«Спасите!» - хотела крикнуть я, но смогла только просипеть что-то невнятное.

- Вова, открой дверь, пожалуйста, очень прошу! - настаивала подруга. - Открой!

- Убирайтесь! Я не впущу вас! - упрямствовал Володя.

- Таня, с тобой все в порядке?! Отзовись! - кричала Валя.

- Сиди тихо, - приказал мне супруг.

- Вова, открывай! Мой муж позвонил в полицию. Немедленно открой, если не хочешь неприятностей. Если ты что-то сделаешь с Таней, тебя посадят в тюрьму!

- Я не боюсь, - он был погружен в свой собственный мир.

- Таня, мы сейчас войдем, не волнуйся! - донесся еще раз Валин голос, но мне показалось, что он отдаляется.

«Боже! - подумала я. - Пусть она не уходит, пожалуйста!» Пока слышала соседкин голос, верила, что со мной ничего не случится. Но Валя вдруг затихла. «Вернись! Вернись!» -мысленно кричала я. И тут ко мне подошел Вова.

- Я так тебя любил! - произнес он. - А ты меня предала!

- Таня! - снова донеслось из-за двери. - Таня!

Теперь это были голоса Вали и ее мужа. Владимир вел себя так, словно совершенно их не слышал.

- Но я тебя простил, - он погладил меня по голове. - Не бойся! Знаю, как от них убежать. Встретимся на той стороне, у мамы. Это будет всего лишь миг. Ты пойдешь первая, а я-сразу за тобой.

Я старалась держать себя в руках и не обращать внимания на Вовины слова - знала, что его мысли безумны. Прислушивалась к голосам за входной дверью. Кто-то со всей силы в нее колотил. Так сильно, что внезапно она распахнулась, и внутрь влетело двое полицейских. Они бросились на мужа.

- Не двигаться! - мужчины повалили его на пол и скрутили руки за спиной.

В комнату вбежала Валя с мужем Игорем.- Он ничего тебе не сделал? - спросили одновременно.

- Нет... вроде нет... - я была в шоке от случившегося.

Если бы моя подруга вовремя не среагировала, действительно могла бы произойти трагедия. Господи, ужас какой! Ведь Вова собирался меня убить? Неужели и правда смог бы?!

- Все хорошо... - подруга обняла меня, и я разрыдалась.

Я боялась даже смотреть в сторону Володи. Потом приехала скорая и забрала его. Он шел послушно, как пойманный зверь, мне стало его жалко. Сердце сжалось. Я любила супруга, прожила с ним пять лет, мечтала о детях... Но теперь еще и боялась его. Все в душе смешалось, запуталось. Мне было так плохо... А ему-то каково... Наверное, еще хуже... ...С того дня прошло три недели. Муж все еще находится под наблюдением в больнице. Несколько раз я ездила к нему, но он не захотел со мной разговаривать. Все время повторял: «Я никогда тебе этого не прощу!»

Врачи обещают, что если Володя пройдет курс лечения, то успокоится. Сколько это продлится? Неизвестно. Как и то, сможет ли он стать прежним. Возвращаясь в пустую квартиру, думаю о том, что будет дальше. Мне страшно...

- Ты с ним разведешься? - спрашивают знакомые.

Не знаю. Рано об этом говорить. Но в беде мужа не брошу. Он обвинял меня, что предала его, только это не так. Пытаюсь разобраться во всем... А пока мы оба - и я, и Вова -должны прийти в себя. Сейчас это самое главное...

Татьяна