В пятницу я заехала навестить своих родителей, однако дома застала только отца. Выкладывая из моего пакета гостинцы, он стал возмущаться: «Слушай, но ведь ты же утром маме звонила, почему тогда не предупредила ее, что можешь сегодня заехать?! Она бы поехала к тете Рае в любой другой день, какая им, пенсионеркам, разница! А что теперь? Теперь мама жутко расстроится, может быть, даже будет плакать, потому как она тебя уже три недели не видела, соскучилась. Разве так можно?!»

- Не ворчи, - попросила я, - мне хватило сегодняшней стычки с директором. Придирается на каждом шагу!

Опустившись на табуретку, папа пристально посмотрел мне в глаза:

- А может, он не зря придирается, а, Ленка? Ты взгляни на себя критически. Лично меня сейчас в тебе тоже многое стало раздражать, хотя ты - моя родная дочь, которую полагается любить со всеми ее недостатками. Ан нет, иногда мне до смерти хочется попросту задрать тебе юбку и хорошенько надавать по заднице!

- Здрасте, пожалуйста! - фыркнула я. - Надеюсь, ты не забыл, сколько мне лет?!

- Я-то помню, - вздохнул он, - а ты, видать, позабыла, все от женихов бегаешь. И тот мужик тебе плох, и этот - нехорош! Вот скажи, чем тебе мой механик не понравился? Ведь славный парень, золотые руки!

- Руки, может быть, и золотые, - хмыкнула я, - зато интеллект на уровне плинтуса.

- Ах, вон оно что! Нашей принцессе не просто толковый мужик нужен, она высокоинтеллектуальную личность мечтает отыскать! - папа сердито махнул рукой. - Ну, ищи, ищи, только я посмотрю, как ты без мужика ремонт в квартире будешь делать. Сразу предупреждаю: на меня в этом году можешь не рассчитывать, я не собираюсь нянчиться с тобой до старости.

- Не волнуйся, - усмехнулась я, - обойдусь своими силами. В крайнем случае, найму мастеров, сейчас это вообще не проблема. Были бы деньги. А механика своего можешь теть Раиной дочке сосватать, она ведь тоже разведенка!

Папа укоризненно покачал головой:

- Драть тебя нужно было, Ленка, как Сидорову козу! Может, тогда бы родителей научилась уважать да к чужому мнению прислушиваться. А так...

Невинный ремонт в моей квартире привел к встрече с потрясающим мужчиной

Протянув руку, я миролюбиво погладила его по руке:

- Пап, давай лучше чайку попьем. У вас еще осталось абрикосовое варенье?..

С тех пор как я рассталась с Павликом, все пытаются выдать меня замуж. Просто как сговорились. Как минимум раз в два-три месяца моя родня или знакомые подсовывают мне очередного кандидата в женихи. Вначале это было даже забавно, а потом осточертело. Господи, неужели они не понимают, что выходить замуж нужно только по любви, а найти любимого «по наводке» так же нереально, как выиграть в лотерею, не купив лотерейного билета?

Нет, ребята, любовь не найти по услужливо врученному друзьями адресу, она посылается человеку свыше и в тот момент, когда он меньше всего этого ожидает. С Павликом все было именно так. Мы познакомились на турбазе в горах (я в молодости увлекалась альпинизмом). Так случилось, что мы оба сразу же почувствовали, что вместе нам не просто комфортно, но и безумно интересно. Никогда я не чувствовала себя такой окрыленной, как в первые дни нашей зарождающейся страсти. Сразу по возвращении домой мы поженились и первые семь лет жили довольно счастливо.

Затем открыли небольшую частную фирму и года три набирали обороты, поддерживая друг друга и имидж надежной и благополучной семьи... Ну а потом деньги сделали свое черное дело. Постепенно мы с мужем все обесценили, разделили общие проблемы на «твои» и «мои», в совместном бизнесе стали потихоньку скрывать свои доходы друг от друга, руководствуясь девизом, что любовь любовью, а денежки лучше тратить врозь. Короче, в один прекрасный день Павлик вдруг заявил, что купил себе отдельную квартиру.

- Квартиру? Зачем это?! - удивилась я.

- Знаешь, надоело чувствовать себя половинкой, - усмехнулся он. - Хочу быть цельной фигурой: не угождать, не подстраиваться, не быть обязанным... Хотя если хочешь, я буду к тебе наведываться, тебе ведь необходимо будет время от времени с кем-то спать. Верно?

- Очень смешно! Ха-ха! - разозлилась я. - По-твоему, ты единственный мужик в мире, который на меня позарится? Оглядев меня с головы до ног, Павлик скептически хмыкнул:

- Честно говоря, боюсь, что так. Погляди, какая ты стала - сутулая, пузатенькая, как беспородная лошадь!

Запустив в него чашкой с недопитым кофе, я завопила, чтобы он убирался вон...

Короче, после развода с Павликом мне пришлось сменить все: сферу деятельности, привычки, друзей. Отпуск я теперь проводила у тетки на даче, считая, что славное озерцо ничуть не хуже знаменитого озера Рица, по крайней мере, соловьи у тетки поют куда вдохновеннее...

На лестничной клетке я столкнулась с Ириной Михайловной. Лицо соседки просто сияло от счастья:

- Леночка, детка, зайдите ко мне на минутку, я хочу похвастаться своим ремонтом.

- Ремонтом? С удовольствием, - улыбнулась я. - Мне ведь скоро тоже придется столкнуться с этой проблемой.

- Милочка, да какие же тут проблемы?! - рассмеялась соседка. - Запомните, ремонт - это не только обновление стен, но и обновление жизни. Смотрите на это событие радостно, ожидая чуда, и тогда оно обязательно произойдет!

- Ирина Михайловна, вы неисправимая оптимистка! - рассмеялась я.

- Это так, - согласилась соседка, - и поэтому чувствую себя счастливым человеком. И лет своих совершенно не ощущаю, честное слово...

Я завистливо вздохнула:

- А вот я ощущаю, кроме того, мне про них постоянно напоминают все, кому не лень. Только и слышно: «Ленка, ты ведь давно не девочка. Тебе уже скоро тридцать пять!»

- А вы посылайте их всех к черту! - расхохоталась соседка. - Посмотрите, мне вон уже шестьдесят, а я до сих пор не потеряла вкус к жизни. Кстати, по молодости я так жизнь не ценила, зато теперь проживаю каждый день как последний, поэтому отрываюсь на полную катушку!

Что верно, то верно, Ирина Михайловна на редкость активная женщина, которая в шутку называет себя «дамой непреклонного возраста». Она до сих пор с удовольствием посещает рестораны и светские тусовки, любит ходить на всевозможные выставки и в театры.

Честно говоря, мне хотелось бы быть на нее похожей, но у меня совсем иной характер. С некоторых пор я чувствую себя чуть ли не ущербной, поэтому предпочитаю одиночество. После работы сижу дома перед телевизором или читаю хорошую книгу...

Открыв дверь в квартиру, Ирина Михайловна пропустила меня вперед, затем с видом фокусника-иллюзиониста, желающего произвести среди зрителей фурор, включила свет в прихожей: «Ап!»

Я вздрогнула: стены и потолок были выкрашены в ярко-красный цвет с какими-то немыслимыми хаотичными желтыми разводами. Создавалось впечатление, что стены лижут настоящие, живые языки пламени. Короче, жуть! Ирина Михайловна нетерпеливо заглянула мне в лицо:

- Потрясающе, правда? Моя идея! А в жизнь ее воплотил мой племянник Сева.

- Он х-х-художник? - запинаясь, спросила я.

- Нет, Севочка - банковский служащий, - она мечтательно закатила глаза, - однако это не мешает ему оставаться романтиком. И потом, у него золотые руки!

«Золотые? И у этого тоже?! - мысленно хмыкнула я. - Сейчас окажется, что такое сокровище вынуждено прозябать в одиночестве, так как не может найти женщину, которая сумела бы по достоинству его оценить!»

- Кстати, вы с ним ровесники, - радостно возвестила Ирина. Я внутренне напряглась: ну-ка, ну-ка. - И он тоже в разводе, - многозначительно закончила соседка.

Есть! Так я и знала! И эта уже принялась меня сватать. Нет, дорогие мои, дважды в день - это уже явный перебор! Я решила сразу поставить все точки над «Ь» .

- Ирина Михайловна, меня вполне устраивает моя жизнь. Кстати, если не секрет, а почему вы сами не стали вторично выходить замуж?

- Я?! - она вдруг расхохоталась. - Леночка, я не просто развелась, а с трудом освободилась из семейного плена! Скажу по секрету, я - жуткая эгоистка, с детства не люблю о ком-то заботиться, даже домашних животных заводить поэтому не стала. И знаете, мне совершенно не скучно одной!

- Вот и мне не скучно, - фыркнув, пробормотала я.

Ирина взяла меня за руку и благодушно улыбнулась:

- Леночка, сейчас вы сказали неправду. Простите, но я хороший психолог, меня трудно обмануть, - она театрально вздохнула. - Вы ненавидите свое одиночество, но при этом боитесь кого-то пускать в свою жизнь, потому что вас однажды уже предали. А между тем, должна вам заметить, что не все мужчины предатели. И мой племянник - яркий тому пример. Кстати, не думайте, что если мужик всю жизнь занимается подсчетом чужих денег, то он прагматик и сухарь... Говорю вам, Севочка - романтик! Он любит все прекрасное: музыку, поэзию, краски... Посмотрите, какое буйство жизни и огня наблюдается в моей квартире после его вмешательства. А? Разве это не прекрасно?

Я неопределенно пожала плечами. Откровенно говоря, от такого «буйства» становилось немного не по себе, словно тебя уже черти в ад загнали. Но говорить об этом соседке не хотелось, сколько людей - столько и мнений! - Ирина поняла мой жест по-своему:

- Вот и отлично! В таком случае, я попрошу Севочку, чтобы он и вам помог с ремонтом. Думаю, он не откажет!

- Что вы, не нужно! - испугалась я.

- Как это не нужно? Вы же сами недавно говорили, что ваша квартира давно нуждается в ремонте. Говорили?

- Говорила, - согласилась я. - Но я пока и так обойдусь. У меня... У меня нет денег, - выкрутилась я.

- Не проблема, денег я вам займу! - радостно закричала соседка. - Пусть лучше пойдут на благое дело, чем я прокучу их по ресторанам!

- Но я не хочу брать в долг деньги, это противоречит моим принципам! - снова заспорила я. - И потом...

- Можете не продолжать, - рассмеялась она. - Я заранее знаю все, что вы скажете. Только учтите, милочка, я не из тех, кто отступает от задуманного, если уж мне что взбредет в голову - я этого добьюсь!

Я только руками развела. Ну что тут будешь делать, видно, придется согласиться на ремонт. В конце концов, меня это ни к чему не обязывает, можно будет рассчитаться с ее племянником деньгами и забыть о его существовании. Верно?

Вернувшись домой, я внимательно осмотрела свою квартиру. Да, что ни говори, ремонт все-таки нужен. Не такой экстравагантный, как у соседки, но... Неожиданно страшно захотелось есть. Отбросив мысли о дальнейшем благоустройстве быта, я потопала к холодильнику. Вообще-то после того, как бывший супруг назвал меня «пузатенькой», я поклялась, что сяду на строжайшую диету, однако переход на «подножный корм» вызвал у меня еще большую депрессию, поэтому я решительно наплевала на «фигурные» страсти и снова стала трескать любимую копченую колбасу и круассаны.

Усевшись перед телевизором, я стала с грустью размышлять о своей бесхарактерности и незаметно для себя слопала полпалки сырокопченой колбасы с половиной батона. На душе стало значительно светлее. Немного подумав, я отправилась на кухню за чаем с круассанами.

Черт с ней, с этой фигурой, уж если на то пошло, то чем толще я буду, тем меньше женихов станут мне подсовывать доброжелатели!

В воскресенье я намеревалась как следует выспаться, но не тут-то было - в девять утра раздался настойчивый звонок в дверь. Натянув халат, я кое-как пригладила торчащие в разные стороны лохмы и отправилась открывать. Распахнув дверь, я обнаружила на пороге улыбающуюся Ирину Михайловну в обществе долговязого усатого мужика моих лет. Кто это, догадаться было несложно. Забыв поздороваться, я молча таращила на него глаза.

- Леночка, детка, мы вас разбудили?! - весело воскликнула Ирина. - Извините, дорогая, я думала, вы тоже жаворонок.

- И ошиблись... Как видите, я - сова! - продолжая держать непрошеных гостей на пороге, хмуро пробормотала я.

Ирина Михайловна ничуть не смутилась:

- Правда? Ой, Сева тоже, это я его разбудила ни свет ни заря, боялась, что вы куда-нибудь сбежите. Надеюсь, вы нас не выгоните?

Понимая, что отвязаться от соседки и ее племянника не удастся, я отступила в сторону и жестом пригласила их войти. Ирина Михайловна легонько подтолкнула родственника к двери, но тот вдруг замялся и, втянув голову в плечи, попятился назад. «Да-а-а, видно, Пашка был прав, без макияжа я выгляжу страшнее атомной войны!» - мысленно усмехнулась я.

Решила беднягу немного подбодрить:

- Сева! Заходите, не бойтесь! Как видите, я вовсе не похожа на женщину-вамп!

Мужчина густо покраснел:

- Что вы... я вовсе не испугался. Просто подумал, что мы, может быть, не совсем вовремя.

- Теперь это уже не имеет значения, - усмехнулась я. - Так что проходите, что толку в дверях торчать.

Проводив гостей в гостиную, я предложила им присесть.

- А куда можно? - снова растерялся гость. - На диван или в кресло?

- Господи, да куда угодно, хоть на пол, лишь бы вам там было удобно! - хмыкнула я.

Ирина рассмеялась:

- Севушка, я тебя не узнаю! Ты же у нас такой коммуникабельный мужчина, а сейчас ведешь себя, как подросток!

Пожав плечами, племянник осторожно присел на краешек дивана, при этом он так напряженно держался, словно внезапно кол проглотил.

Пару минут в комнате висело напряженное молчание. Дело в том, что внимание Ирины привлек лежащий на столике женский сайт, а без ее поддержки Сева совсем потерялся. Я же нарочно выдерживала паузу - сами напросились, сами пусть и выкручиваются, мне-то что! Скосив глаза, стала исподтишка разглядывать потенциального жениха: в общем-то, ничего особенного, таких мужиков хоть пруд пруди. Совершенно не за что зацепиться взглядом!

Пытаясь привлечь внимание, я слабо кашлянула. Никакой реакции. Они что, издеваются?! Понимая, что так можно сидеть до посинения, я решила проявить себя гостеприимной хозяйкой:

- Хотите, я сварю кофе?

- Если это вас не слишком затруднит, - оторвавшись от сайта, улыбнулась Ирина Михайловна. - Кстати, Сева вам поможет. Что-что, а кофе он варит отменный! - женщина выразительно посмотрела в сторону неподвижно сидящего племянника: - Правда, Севушка?

Мужчина сделал неопределенное движение рукой:

- Кофе?.. Да-да, пожалуй, это лучшее из всего, что я умею готовить...

- Не скромничай, - отмахнулась тетка, - у тебя получается все, за что бы ты ни брался. Уж я-то знаю твои таланты. Им просто нет числа!

- Прекрасно, - перебила ее я. - Тогда не будем зря терять время, а приступим к делу. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! - Я снова быстро взглянула на ее неуклюжего родственничка:

- Ну, держитесь, Всеволод, сейчас вы будете подвергнуты первому испытанию! Готовы?

Подскочив с дивана, мужчина суетливо кивнул головой. Ирина Михайловна тоже встала:

- Пока вы будете варить кофе, я схожу за конфетами. Ответить мы не успели, потому что она выскочила из моей квартиры со скоростью, не свойственной женщинам ее возраста. Я лишь развела руками:

- Мужайтесь, Сева, пару минут вам придется развлекать меня одному!

Выйдя на кухню, я достала из шкафчика банку с кофе, а затем подожгла газовую горелку и поставила на нее чайник.

- У вас что, нет турки? - удивился гость.

- Нет... А что такого?

- Да нет, ничего. Тогда мне нужна маленькая кастрюлька.

Я достала из шкафчика алюминиевую кастрюльку, в которой обычно кипятила молоко:

- Такая подойдет?

- Спасибо, вполне, - протянув руку, он взял кастрюльку и поставил ее рядом с банкой с кофе. - Извините, а где у вас чайные ложки?

Выдвинув ящик в столе, я ткнула пальцем: «Вот!»

- Спасибо, - вытащив ложку, он аккуратно задвинул ящичек на место, затем открыл коробку и стал насыпать в кастрюльку кофе. Потом повернулся ко мне:

- Кофе крепкий варить?

- Средний... Бутерброд с сыром хотите?

- Хочу.... - И потом, словно извиняясь, добавил: - Я дома не успел позавтракать.

Хитрюга Ирина как сквозь землю провалилась, поэтому мы уселись пить кофе без нее. Глядя, как жадно гость уплетает бутерброд с сыром, я спросила:

- Сева, а вы давно развелись с женой?

Мужчина положил остаток бутерброда на блюдце и потупил глаза:

- Простите, я всегда много ем, когда нервничаю...

- Бросьте скромничать, ешьте, сколько хотите, - рассмеялась я, - если честно, то я сама люблю покушать. Хотя мой бывший считал, что мне не мешало бы похудеть.

- Вам?! Что за ерунда! - Бросив на меня быстрый взгляд, Сева схватил с блюдца недоеденный бутерброд и снова вонзил в него зубы. Прожевав, улыбнулся: - Он нарочно так говорил. Чтобы на вас другие мужики не заглядывались.

- Господи! Да кому я нужна?

- Как кому? Всем! - коротко ответил он, маленькими глоточками задумчиво отхлебывая ароматный кофе.

- He льстите, - усмехнулась я, - хоть у меня и не стопроцентное зрение, но разглядеть свои недостатки я все-таки могу. Кстати, вас часто пытаются сватать?

- Часто, - рассмеялся он, - только я не сдаюсь! И вообще, сватовство - это полнейшая чушь! Нормальные люди нарочно любви не ищут, потому что понимают, что такое чувство дается свыше и приходит само собой. Причем не каждый смертный его достоин... Вы со мной согласны?

Я отставила чашку и внимательно посмотрела ему в лицо. Странные у него глаза - открытые и добрые, такие бывают у маленьких детей, и то только до тех пор, пока они не научатся лгать. Улыбнувшись, я ни с того ни с сего брякнула:

- Сева, а вы любите копченую колбасу?

- Конечно, люблю, - он хитро улыбнулся. - А почему вы спросили? Неужели все-таки решили меня охмурить?

Вот положеньице, глупее не придумаешь! Не хватало, чтобы он подумал, будто я стану ему навязываться!

- Вот еще, - разозлилась я. - Да у меня такого добра девать некуда!

- Вы обиделись? - испугался он. - Ради бога, простите, я это по глупости ляпнул! Больше такое не повторится.

- Ладно, - смягчилась я, - давайте лучше поговорим о ремонте... Тем более что именно он - цель вашего визита.

На работе я рассказала о воскресном сватовстве Софийке.

- Твоя Ирина права, - усмехнулась подруга, - сколько можно киснуть?! Ну и как тебе этот Сева? Только честно!

- Никак, - отрезала я. - Высокий, тощий, чубчик торчащий и усы, как у таракана!

- Неужели так безнадежен?! - наморщив лоб, вздохнула подруга. - Слышь, Лен, а может, ты просто придираешься? Кстати, прическу мужику изменить - раз плюнуть, и усы можно сбрить, раз уж они тебе так не нравятся. Главное, чтобы он был аккуратный, добрый и щедрый! Представляешь, будет этот Севочка кофе по утрам тебе варить, называть «девочка моя», дарить цветочки... Короче, не будь дурой, хватит строить из себя недотрогу! Тебе всего тридцать пять, а ты себя уже в старуху превратила!

- Ладно, проехали! - Я помотала головой, стряхивая с себя раздраженность. - Не буду ничего загадывать, Сейчас есть проблема поважнее - ремонт! А там посмотрим...

- Правильно! В конце концов, с паршивой овцы - хоть шерсти клок, - подруга лукаво рассмеялась, - а отшить ты его всегда успеешь! Верно?

В среду вечером Сева заехал показать мне обои. Должна сказать, что вкус у него был неплохой, поэтому в целом я их одобрила. Однако по поводу лоджии у нас возникли серьезные разногласия. Сева считал, что клеить там обои нерационально, потому что со временем они могут отсыреть и пойти плесенью.

- Ну хорошо, а что вы предлагаете? - кипятилась я.

- Я?! Предлагаю нарисовать на стене какой-то веселенький пейзаж!

- Веселенький пейзаж? Только этого не хватало!

- А почему нет? - Сева тяжело вздохнул. - Яркие краски всегда вызывают всплеск положительных эмоций, поднимают настроение.

- Спасибо. Мне и так не скучно, - проворчала я, критически разглядывая его салатовую тенниску с оранжевым дракончиком на груди и линялые голубые джинсы.

Господи, неужели это мой удел?! Вздохнув, предложила:

- Кофе будете пить?

- Буду! - сразу же согласился он. - Кстати, я конфеты принес, только они у тети остались. Принести?

Я махнула рукой: «Валяйте!»

Попивая на лоджии сваренный гостем кофе, я снова завела разговор о том, как долго Сева живет один.

- Очень долго, - отмахнулся он. - Мы ведь с бывшей женой и прожили всего ничего - три года. А потом... Потом подала на развод и вышла замуж за моего лучшего друга.

- Понятно, - усмехнулась я. - И теперь все бабы кажутся вам стервами!

- Почему, не все! - он конфузливо улыбнулся. - Вот вы, к примеру, не кажетесь.

- Ой, только не пытайтесь снова мне льстить, - рассмеялась я. - Не такая уж я дура, чтобы на это купиться.

- Мне кажется, что вы себя недооцениваете, - Сева поставил чашку на столик и поежился от холода.

- Ага. Вернее, никак не могу цену себе сложить, - проворчала я. - Короче, хватит о второстепенном. Когда с ремонтом начнем?

- Мне все равно, когда вам будет удобно, - Сева пожал плечами. - Можно в субботу.

- Хорошо. В субботу так в субботу...

В субботу Сева привез рулон полиэтиленовой пленки:

- Нужно аккуратно прикрыть всю мебель.

- Всю?! - удивилась я. - Вот новости, а как же я тогда буду спать или кушать готовить, вы об этом подумали?!

- Хорошо, значит, будем делать ремонт поэтапно, - улыбнулся он. - И начнем, пожалуй, с лоджии.

- А мне кажется, что надо с кухни! - не согласилась я.

- Вы всегда были такой спорщицей? - насмешливо поинтересовался Сева.

- Всегда! - насупившись, отрезала я. - А что, Ирина Михайловна охарактеризовала меня совсем иначе? Небось сказала, что я добрая и покладистая простушка и что при желании вы сможете вить из меня веревки. Так?

- Веревки? Из вас?! Как раз наоборот, - он рассмеялся. - Тетка сразу предупредила меня, что вы крепкий орешек.

- Вот как?! - удивилась я. - Тогда я ровным счетом ничего не понимаю. Какой смысл ей вам меня навязывать, в наказание, что ли?!

- Во-первых, никто вас не навязывает, - нахмурился он. - А во-вторых, она искренне хочет помочь вам с ремонтом. По-соседски, потому что вы ей действительно нравитесь.

- А вам? - скрестив руки перед грудью, довольно нагло поинтересовалась я.

- Мне? - он на минуту задумался. - Пока трудно ответить... Мы ведь слишком мало знакомы, чтобы у меня могло сложиться о вас определенное мнение.

- Ну, а первое впечатление хоть не очень паршивое? - не унималась я.

- Вам так хочется знать мое мнение?

- Конечно, - кивнула я.

- Ладно, извольте. Только предупреждаю: чтоб потом без обид. - Сделав глубокий вдох, он весело закончил: - На мой взгляд, вы очень похожи на ежика, который до смерти боится показаться мягким и пушистым!..

Ремонт продвигался невероятно медленно, отчего я страшно злилась - ненавижу, когда в квартире все перевернуто вверх дном!

Не выдержав, прицепилась к Севе:

- Долго мне еще терпеть в своем доме этот жуткий хаос?

- Хаос? - уголки его губ обиженно опустились. - А мне казалось, что я все делаю аккуратно. Кроме того, трудно делать ремонт одному, без помощника...

- Ладно, - смилостивилась я, - я буду вам помогать.

- Договорились, - радостно заулыбался он. - Только у меня большая просьба.

- Какая? - насторожилась я.

Сева вытер руку о джинсы и протянул мне:

- Давай перейдем на «ты»...

Во вторник Сева рассказал мне, что коллектив банка, где он служит, устраивает в субботу в ресторане корпоратив.

- Вот и хорошо, - улыбнулась я. - Сделай себе настоящий выходной, повеселись, а то вкалываешь тут на меня, как раб на плантациях, даже стыдно, ей-богу!

- Ерунда, мне вовсе не трудно, - Сева почему-то покраснел. - Поверь мне, я это делаю в охотку! И вообще... - он поморщился, - понимаешь, я ведь противник шумных мероприятий. Кроме того, там все будут парами, и только я снова один... Как рак-отшельник.

Немного помолчав, он снова посмотрел на меня и вдруг предложил: «Слушай, а не могла бы ты пойти вместе со мной на эту вечеринку?» Предложение застало меня врасплох, поэтому я не сразу сообразила, как на него реагировать. Стояла и молча хлопала глазами.

- Ну так как? - осторожно коснувшись моей руки, тревожно спросил Сева.

- Не знаю... - Я неопределенно пожала плечами. - Мне кажется, что это не совсем удобно.

Сева легонько коснулся моей ладони:

- Леночка, соглашайся, ты ведь вообще нигде не бываешь, сидишь, как узница в своем прекрасном замке.

- И эту тесную халупу ты называешь замком?! - я даже расхохоталась. - Бред какой-то! Нет, Сева, это не замок, а скорее темница! - Еще раз оглядевшись по сторонам, я решительно махнула рукой: - Эх, была не была, сто лет не была в ресторане. Идем! - потом, взглянув на просиявшую Севину физиономию, строго добавила: - Но учти, это не означает, что ты весь вечер будешь за мной ухлестывать. Давай договоримся так: каждый из нас может чувствовать себя совершенно свободным. Хорошо?

- Конечно, - рассмеялся он. - В субботу ремонтные работы отменяются. В шесть я за тобой заеду...

Позвонив Софийке, я пожаловалась на то, что мне не в чем пойти в ресторан.

- Как это не в чем, - возмутилась она, - а черный велюровый костюм с меховой опушкой?! Поверь мне, ты в нем очень хорошо смотришься!

- Вспомнила! - иронично хмыкнула я. - Я в него уже давно не влезаю.

- Ерунда! - категорично заявила подруга. - Три дня голодания, и ты снова впишешься в него, как миленькая.

- Три дня?! Ты с ума сошла! - в ужасе завопила я.

- Не скули! - строго прикрикнула подруга. - Сама знаешь, красота только в сказках по щучьему велению появляется. В жизни она дается нам огромными усилиями, а потому требует колоссальных жертв. Усекла?

- Ладно, три дня я уж как-нибудь потерплю, - со слезами в голосе пообещала я.

Ох и трудное это дело - сидеть на диете, скажу я вам! Не завидую я моделям, девочки. Нет, не завидую! Сутки я мужественно боролась с искушением откушать замечательной сырокопченой колбаски, затем на всякий случай отволокла ее к Ирине Михайловне: «Пусть она до воскресенья у вас полежит, а то я не выдержу!»

- Леночка, а не проще ли купить новое платье? - рассмеялась соседка.

Я вспомнила о том, во сколько мне обойдется ремонт, и тяжело вздохнула:

- Нет, Ирина Михайловна, не проще!

Три дня прошли в ненависти к лишним килограммам и мечтах о том, как здорово будет, когда снова можно будет лопать все, что захочется! Наконец мучения остались позади - наступила долгожданная суббота. Примерив костюм, я осталась довольна: сидит великолепно. Тщательно наложив макияж и надушившись французскими духами, я царственно выплыла из дому. Увидев меня, Сева выскочил из машины и галантно распахнул передо мной переднюю дверцу:

- Я тебя даже не сразу узнал. Хоть ты не любишь комплиментов, но все равно скажу - потрясающе выглядишь!

На банкете было довольно мило: во-первых, я наконец-то могла позволить себе отведать столь желанных деликатесов, а во-вторых, много танцевала, причем не только с Севой. Весь вечер за мной пытался приударить его сотрудник Евгений. Вообще-то он был из тех мужчин, которые могут заставить женские сердца сладко замирать в предвкушении более близкого знакомства - мужественный, элегантный, с чувством собственного достоинства. Во время очередного танца он поцеловал мне руку и, многозначительно глядя в глаза, спросил: «Скажите, что такая очаровательная женщина нашла в нашем карасе-идеалисте?»

- Вы это о ком? - притворно удивилась я.

- О Севе, о ком же еще! - Парень презрительно сузил глаза. - Не теряйте на него времени, бесперспективный кадр! Другой с его умом давно мог бы выбиться повыше, а он все топчется на месте. Короче, вымирающий вид - интеллигент и отпетый чистоплюй!

- А по-вашему, лучше быть отпетым мошенником?!

- Конечно. - Опустив руку, он похотливо прижал меня к себе и сладенько улыбнулся: - Зайка, наплюй на условности, жизнь так стремительна... Нужно хватать все, что подворачивается под руку.

- Ненавижу нахалов, - сердито прошипела я, решительно убирая его лапу со своего бедра. - Усек?

- В таком случае, крошка, нам не по пути!

- Верно, - мило улыбнулась я, - поэтому проваливай к черту, пока я тебе случайно вывеску не испортила. Неожиданно «мачо» испугался:

- Послушай, если надо извиниться, то я извиняюсь!

- Катись вместе со своими извинениями...

Все это мы говорили друг другу с улыбками, так что со стороны могло показаться, что мы мило беседуем. Или даже флиртуем. Я скосила глаза на Севу и увидела, что он, наблюдая за нами, сердито хмурится.

«Ревнует!» - не без удовольствия подумала я.

Утром Сева явился в мрачном расположении духа. Переодевшись, хмуро спросил:

- Ну так что, будем красить лоджию, как я предлагал, или все-таки поклеим обои? - Он замолчал и потянул носом воздух: - А чем это так пахнет?

- Будем делать так, как ты скажешь, - поправив упавшую на глаза челку, лукаво улыбнулась я. - Но сначала хочу накормить тебя вкусным домашним обедом. Я сегодня суп грибной сварила. Любишь?

- Суп? Зачем это?! То есть за что?

- Как за что?! - расхохоталась я. - За то, что раскрасил мою жизнь!

- Я? Раскрасил?! - его лицо стало медленно расцветать, расплываясь в счастливой улыбке. - Как?

- Очень ярко! - снова рассмеялась я. - Как в сказке!

Елена