Когда я трудилась в отделе кадров одной крупной фирмы, клеился ко мне один парень. Как-то возвращалась от гендиректора после совещания, спускалась с третьего этажа на второй, а навстречу поднимался новенький коллега. Вполне симпатичный внешне, лет тридцати на вид. Девчонки из нашего отдела потом рассказали, что оформили Олега на работу, когда я была в отпуске. Заходить к нам у него повода не было, так что лично познакомиться не довелось. Поравнявшись со мной на лестнице, парень принялся бурно расточать комплименты:

- О боже, самая настоящая фото-модель, - выдал он, картинно схватившись за сердце. - Какие глаза, какие ноги, аж дух захватывает! И наверняка замужем?

- Наверняка, - подтвердила без всякой нежности.

- Принцесса, нет, королевна! - не унимался мой собеседник. - Неужели мне совсем не на что надеяться?

- Извините, работа ждет, - постаравшись закончить разговор вежливо, я пошла дальше.

- Жестокосердна, как все королевны, - со вздохом констатировал парень. - Но как хороша!

Сотрудников мужского пола у меня было немало. Некоторых я считала добрыми приятелями, но с большинством общалась исключительно во время оформления трудовой книжки и на корпоративах, поэтому не сомневалась, что Олега этого увижу очень нескоро, и уж точно не подозревала, что в моей жизни наступают очень непростые времена.

Пришлось мне закончить свою

Оказалось, Олега зачислили в отдел дистрибуции, который находился на одном с нами этаже. Он стал захаживать к нам в отдел.

Наши девчонки уже стали хихикать:

- Машуня, опять твой приходил!

- И чего хотел? - мрачно интересовалась я.

- Хотел позвать тебя кофе попить, инспектор, - ехидничала Люба, наш менеджер по персоналу. - Говорил, сахарок особый припас, кусковой.

- Да что я, кофе с кусковым сахаром не пила, что ли? - отвечала, тоскливо оглядывая собственный рабочий стол, на котором Олег оставлял подарочки.

Например, тот же сахар - и не белый, а коричневый, дорогущий, или чай в жестяной коробке в форме сердечка, или фрукты, или цветы. А уж шоколадок навязчивый ухажер приносил такое количество, что если бы я съедала хотя бы половину из них, от моей фигуры остались бы одни воспоминания. Слава богу, сладкое не люблю, поэтому все это доставалось коллегам.

Действовал Олег всегда одинаково: если не заставал меня на месте, оставлял презент. Собственно, и встречи наши не отличались разнообразием - обожатель смотрел на меня со значением и молол всякую елейную чушь:

- Маша, вы прекрасны, как сама весна! - пафосно восклицал он. - На вас невозможно насмотреться!

- Олег, у меня работы непочатый край, а у вас в дистрибуции что, заняться нечем? - сердилась я. - Уходите, пожалуйста, не мешайте!

Но ему на помощь приходила наша начальница Ольга Тимофеевна, обожавшая все кондитерские изделия без исключения и питавшая явную склонность к любой халяве:

- Присаживайтесь, Олежек, кофейку попьем, - подмигивала она.

В конце концов мне это надоело. Я стала возвращать подарки и попросила Олега к нам не ходить:

- Прекратите! Весь отдел уже гудит про эти ваши... шоколадки.

- Разве любовь - это так уж неприятно? - удивился он.

- Не неприятно, а неуместно. У вас нет ни единого шанса, - повторила в сотый раз. - Я замужем, и давно, понимаете.

Олег нахально улыбнулся:

- Сегодня замужем, завтра нет...

- И мужа своего очень люблю, - разозлилась я.

- Разрешите, Маша, обожать вас тайно, - он перешел на заговорщицкий шепот. - Тихо...

- Тихо?! У вас это получается слишком громко. Отстаньте, очень прошу!

Однако ухажер попался настырный. На следующий день на моем столе обнаружилась очередная шоколадка, а в обеденный перерыв не удалось спокойно поесть - в кафе Олег подсел ко мне за столик, и пришлось сбежать: из-за его комплиментов мясная солянка показалась сладкой на вкус... Терпение лопнуло: вечером я рассказала о приставучем кавалере мужу.

- Слушай, хочешь, я морду ему набью? - предсказуемо отреагировал Димка.

- Ну уж нет, не хватало только драки в офисе! - предложение любимого повергло в ужас. - Мне и без того все косточки перемыли!

- Тогда не понимаю, чего ты от меня ждешь, Машка, - муж пожал плечами. - Благословения? Чего-то вроде: «Отдайся, раз не умеешь объяснить, что не хочется»?

- Совета, придурок! - обиделась я.

- Попробуй гадости ему говорить, может, отцепится.

Не помогло. На мои колкости Олег отвечал слащавыми комплиментами, продолжал являться к нам в кабинет, мешая работать; подлавливал меня в коридоре... Промучившись еще месяц, я решила, что раз уж принимать его ухаживания не собираюсь, а «объяснить, что не хочется», не получилось, остается только одно - уволиться. Так и поступила.

На прощание оставила на рабочем столе Олега большущую плитку шоколада...

Мария



Поделись!