Как я сбежал из офиса

У меня в гостях Саша Бабинцев. Саша тоже живет с капитала.

Мы беседуем по Скайпу. Сначала я хотел выложить наш диалог в формате видео. Но у нас случился небольшой брак по звуку.

Поэтому я решил сделать текстовую расшифровку.

Содержание интервью:

  • Что делать, если капитал не покрывает все "хотелки".
  • Как влияет смена локации на пенсионные планы.
  • Прыжок веры. Работа со страхами.
  • Тренировочный режим. Как не сжигать мосты.
  • Что делать, если давят близкие, а ты сгорел.
  • Последствия проедания всех дивидендов.
  • Что делать, если наступает ЧП.
  • Где найти наставника.

Бабайкин: Всем привет! Меня зовут Бабайкин, и вы читаете блог «На пенсию в 35 лет». У меня в гостях Саша Бабинцев. Это уже второй наш совместный выпуск. И сегодня мы обсуждаем интересную тему – «Побег из офиса». Саша, привет.

Александр Бабинцев: Привет.

Бабайкин: Я специально позвал в гости Сашу, чтобы он поделился своим опытом, потому что у меня опыт выхода на пенсию, скорее, спланированный. Я шел к нему потихоньку, маленькими шагами. А у Саши опыт немного другой, более экстремальный и больше похожий на побег.

Собственно говоря, мы хотим пообщаться на эту тему в формате беседы, и выяснить как таким образом можно выйти на пенсию и как к этому подготовиться.

Первый вопрос: Саш, ты говорил ранее, что твоя жизнь тебя буквально вытолкнула в ранние самостоятельные пенсионеры. Как это произошло? Можешь объяснить, что тебе помешало трудиться дальше, почему ты не стал терпеть еще 5 лет? Какое событие тебя вынудило уйти?

Александр Бабинцев: На самом деле, у меня тоже был достаточно стратегический и долгосрочный план. То есть к 2020 году с семьей я уже должен был достичь того объема капитала, который позволил бы без проблем жить уже в Подмосковье, сдавать одну квартиру в Москве, во второй жить, и объема капитала было бы достаточно для того, чтобы перекрыть все траты нашей семьи.

Но жизнь внесла свои коррективы, и в 2015 году супруга мне сказала, что разлюбила меня, и мы решили развестись. Даже не мы решили, а я был поставлен перед фактом. Собственно говоря, в той ситуации продолжать работать на нелюбимой работе у меня не было сил.

Меня воспитывали в семье таким образом, что я должен был жениться один раз и на всю жизнь. Поэтому для меня это была очень серьезная трагедия. И чтобы эмоционально пережить эту ситуацию, я ушел с работы, отрубил все хвосты, уехал на свою малую родину в Глазов и там планировал пожить примерно полгода, чтобы эмоционально восстановиться.

Потом в планах было поехать обратно в Москву, устраиваться на новую работу и выстраивать заново карьеру. Но в процессе все получилось таким образом, что мы с моим наставником, Олегом Клоченком, обсуждали этот вопрос, и он сказал мне, что сейчас у меня есть прекрасная возможность осуществить мой план.

Я говорил, что у меня не хватает денег и что осуществить план будет очень сложно. Но в результате на это решился, и думаю, что посредством дополнительных вопросов мы это еще обсудим. То есть я не планировал такой выход на пенсию. Я думаю, что нужно аккуратно формулировать свои мысли Вселенной. Я просил финансовую независимость – я ее получил. Я получил ее раньше, но при этом я потерял семью. Поэтому сейчас с ребятами мы работаем с мозгом и психологией, и я говорю: «Очень тщательно формулируйте свои мысли, учитесь задавать правильные вопросы, потому что этот суперкомпьютер будет выполнять любые задачи, которые вы ему поставите».

Бабайкин: допустим, у тебя был план «А», который провалился, и ты переходишь к плану «Б». Каким был твой план «Б»? Ты сказал, у тебя не хватало денег – текущего капитала, чтобы покрыть все «хотелки». Что в такой ситуации нужно делать?

Александр Бабинцев: Здесь вопрос решается очень просто. Ты либо начинаешь дополнительно зарабатывать, либо начинаешь больше экономить. Я рекомендую использовать обе стратегии. Очень часто ребята говорят о том, что либо нужно уметь много зарабатывать, либо хорошо экономить. На самом деле, важны оба навыка.

Я считаю даже, что умение разумно распределять заработанные средства, гораздо важнее, чем зарабатывать много денег. Потому что среди моих знакомых есть люди, которые зарабатывают очень серьезные деньги, но у них есть проблема – с юности они не научились их распределять. Эта модель поведения идет с семьи с детства.

Поэтому так важно учить своих детей правильно работать с деньгами. По этой причине я так много внимания уделяю как раз детям: школьникам и студентам, поскольку взрослые, которое ко мне идут, сознательно, через внутреннюю мотивацию, пришли решать этот вопрос. А с детьми все намного проще. Мне не надо сдирать с них шоры обреченности, которые есть на взрослых, и мы сразу приступаем к работе. Взрослый же либо сам должен принять решение, что хочет вести такой образ жизни, либо с ним приходится работать дополнительно. А у меня сейчас уже не хватает на это времени.

Бабайкин: Следующий вопрос про локацию. Ты озвучил, возможно, достаточно банальный для слушателей и зрителей, но абсолютно правильный совет меньше тратить и больше зарабатывать. Московский сытый регион, где высокие зарплаты, ты меняешь на провинцию, причем достаточно глубокую. У тебя, естественно, должны были упасть доходы (и так ли это было, тоже расскажи). И что с расходами произошло? То есть помогает ли переезд, допустим, из Московского региона с точки зрения оптимизации расходов? И куда стоит переезжать пенсионерам: в какой-то условный Таиланд или Белоруссию, или в богатые страны? И куда стоит иммигрировать из города, который стал тебе неприятен?

Александр Бабинцев: Здесь просто нужно уметь считать стоимость денег в каждой стране (если мы выбираем другую страну). А с точки зрения выбора региона на территории Российской Федерации, тут все очень просто. Просто уехав из Москвы и переехав жить в Глазов, мои расходы сократились настолько, что денег, которых нам хватало на пару месяцев жизни, я мог растянуть в Глазове на 8-9 месяцев жизни.

Бабайкин: Извини, пожалуйста. Я тебя перебью. А за счет чего произошел такой масштабный сдвиг: питание, жилье…?

Александр Бабинцев: Самый большой сдвиг произошел по жилью. В тот период стоимость аренды однокомнатной квартиры была 7-8 тысяч рублей. Так как я много занимался продажами, я договорился еще на меньшую сумму. Если бы я снимал в Москве на окраине, то у меня бы вышло 25-30 тысяч рублей. Здесь очень серьезный процент экономии.

Дальше по питанию. Поняв, что мне денег будет хватать не на многое, но у меняя есть впереди время, я решил позаботиться еще и о своем здоровье. То есть я очень сильно пересмотрел свою продуктовую корзину, из которой убрал даже соки и газировки.

В семье мы и алкоголь потребляли, и сигареты курили – было всякое. Соответственно, все эти траты я убрал. То есть у меня очень сильно сократились расходы.

Плюс, если мы берем, допустим, офисную жизнь - я работал в Газпроме. Поэтому я должен был выглядеть определенным образом. А когда я переехал в Глазов, переоделся в спортивный стиль, и сейчас хожу в очень удобной одежде, у которой износостойкость намного выше, чем у рубашек, галстуков и т.д. Плюс я могу в любой момент времени просто сесть на поезд, и в 16 часов я уже в Москве. А оттуда на самолете мне доступен весь мир.

Бабайкин: Ты говоришь, надо больше зарабатывать. Но как можно больше заработать, будучи в регионе, в глубокой провинции?

Александр Бабинцев: Самый простой способ – развитие своих бизнесов. Я учу своих ребят, что проще всего заработать на неэффективностях. А неэффективностей в нашем мире хватает. То есть даже когда по приезду в Глазов я покупал свой первый телевизор, я смотрел на Авито, сколько стоят в Глазове 32-дюймовые. Они стояли порядка 10-12 тысяч. Когда я расширил зону поиска и взял Киров и Ижевск, я увидел разницу. То есть за счет объема предложения цена там была 8-9 тысяч. Разница порядка 40%.

Сейчас за 5 лет эту неэффективность устранил рынок, и теперь я захожу искать, например, такой же телевизор в игровой клуб, который мы создали. Я ищу телевизор опять в Ижевске и вижу, что эту неэффективность устранили, и теперь там все телевизоры есть у перекупщиков. На отдельного человека я не могу выйти.

Поэтому это самый простой способ создания бизнеса. И эти вопросы с ребятами мы тоже обсуждаем. У нас самый молодой парень-бизнесмен – шестиклассник. Причем у него бизнес уже масштабирован не только в своем классе. Первое – он вышел на свою школу, даже на старшие классы. Потом я обучал его тому, как его бизнес масштабировать по другим школам.

Бабайкин: У меня тоже на эту тему реплика есть: коллеги, в каждом доме есть широкополосный доступ к Интернету, даже в глубинке. Нет смысла жаловаться на географию. То есть, когда мне говорят, например: «А что Вы скажете про провинцию?» - это, как минимум, странно.

Когда я был бизнесменом, у меня удаленно работал даже инвалид-колясочник, а программисты были родом практически из белорусских деревень. И обладая нужными мне навыками, они получали, условно говоря, зарплату чуть ниже московской – сумму, для меня выгодную, но при этом для их региона она была в разы выше средней или медианной зарплаты. Это для себя тоже надо отмечать.

Александр Бабинцев: Да, абсолютно согласен. Давай сейчас еще немного эту тему разовьем, потому что я учу ребят, что не стоит ограничивать себя рамками Глазова и даже России, потому что я, находясь в Глазове, веду работу со всеми регионами нашей страны, а также с зарубежными странами. То есть это совершенно не проблема.

И про бюджет еще скажу – у меня в бюджете была дыра. Поскольку это был семейный бюджет, в нем существовала статья «Другое», а моя супруга к потреблению относилась по-другому. Я передал ей ведение бюджета, но у нас всегда была нестыковка порядка 20%.

Я завел для себя статью «Другое» и туда списывал все траты, которые не были учтены. Сейчас у меня эта статья переросла в статью «Благотворительность», и на данный момент на город я трачу больше, чем на себя.

То есть жить в Глазове, в глубинке – очень удобно и экономично. У вас нет никаких проблем. А дальше мы будем обсуждать еще кое-какие аспекты, которые дают нам возможность этой самой свободы.

Бабайкин: Давай поговорим про сжигание мостов. Все-таки, наверное, ты себя лишаешь какого-то блага, культурных моментов. Ты говоришь: «16 часов... и я в поезде. Мне доступны все развлечения москвичей: в театр можно сходить, например, и т.д.».

Но все-таки это разрыв отношений с близкими: мамой, папой, бабушкой, ребенком, друзьями и т.д. У тебя не возникает мысли эти мосты обратно навести, и не чувствуешь ли ты себя немножко обделенным в этом плане? По сути, ты являешься дауншифтером. Вместо тайского пляжа ты уехал просто в российскую глубинку. Что можешь сказать на этот счет?

Александр Бабинцев: Я понимаю. Здесь как раз и про отпуск можно сейчас сказать. Я, живя в Глазове и экономя на жилье, могу позволить себе 4 месяца жизни за границей на море. Тем более я не люблю пафосную заграницу. Мне нравится что-то просто жаркое и не влажное.

Например, Египет или Индия. Юго-Восточную Азию мне тяжело переносить. Турцию в определенные моменты тоже тяжело переносить, потому что там высокая влажность. Поэтому для меня это совершенно не проблема. Здесь все идет от внутренней мотивации. Мне гораздо важнее быть свободным человеком, нежели зависеть от некоторых не совсем разумных работодателей.

Я очень много времени на работе и во время учебы тратил на глупые с моей точки зрения вещи, и я всегда мечтал о свободе. Поэтому я готов пожертвовать разными «ништяками» (как их люди привыкли называть), но я не вижу в этом ничего разумного. Мы все разные, поэтому каждый выбирает для себя то, что ему нужно. Я не переживаю по этому поводу.

Мне некоторые ребята говорят о том, что в Москве медицина лучше. Так какие проблемы? Если у меня будут серьезные проблемы со здоровьем, я встану и поеду в Москву. Это для меня не проблема. А сейчас, когда я живу в Глазове, из врачей я посещаю лишь одного специалиста – травматолога, потому что … у меня серьезный и ответственный. Я перестал болеть. Когда я работал в Газпроме, каждую весну и осень у меня были простудные заболевания. Сейчас я чувствую себя намного лучше.

Бабайкин: А все-таки если говорить про родственников, про общение с ними, ты же не сможешь заменить его скайпом, зумом и т.д. Не чувствуешь ли себя обделенным в этом плане?

Александр Бабинцев: В первое время было тяжело. Разрыв с дочерью мне давался сложнее всего, тем более что первые полгода-год я мог общаться с ней только через мать. Сейчас у нас в этом проблем нет. Мы общаемся по вотсапу и в любое время созваниваемся.

Перед отъездом я поговорил с детским психологом – мы обсудили эти вопросы, и мне объяснили, что для своего ребенка я должен быть в любой момент доступен. Я это соблюдаю. Зато, находясь в Глазове, я могу забрать дочь к себе.

И когда она у меня здесь живет, допустим, месяц-полтора, я с ней провожу намного больше времени, чем когда жил и работал в Москве. То есть, когда я работал в Москве, я в день уделял дочке минимум час своего времени. Сейчас, когда я, допустим, живу в Глазове, и она приезжает, я пишу ребятам, что у меня приехала дочка, и меня по простым вопросам просьба не беспокоить.

И мы проводим достаточно много времени. Плюс я все свои поездки планирую через Москву, чтобы увидеться с ней, и иногда забираю ее к себе зимой. То есть это не проблема. Я не обделен вниманием своих родственников. У меня есть один единственный родственник, к которому я чрезвычайно привязан, - это моя дочь.

Бабайкин: Понял тебя. Расскажи, пожалуйста про свои страхи. Ты все-таки совершил такой прыжок веры (как я его называю) еще с недостаточным на тот момент капиталом (сейчас, наверное, тебе хватает уже). Чего ты больше всего боялся, и вследствие чего эти страхи прошли?

Александр Бабинцев: На самом деле, у меня был только один страх – то, что у меня не хватит денег. Денег было всего на 6 месяцев жизни в глубинке, и потом на 2 месяца жизни в Москве – чтобы приехать, снять жилье, устроиться на работу и т.д.

Бабайкин: Извини, пожалуйста. Ты имеешь ввиду финансовую подушку, не считая активов, которые у тебя в акциях были, или что?

Александр Бабинцев: Это была финансовая подушка на 6 месяцев, плюс 2 месяца в Москве. А капитала в тех же условиях хватило бы максимум года на полтора. То есть я практически весь капитал оставил дочке. Денег было совсем немного. Когда ребята, с которыми я работаю, спрашивают, с какого капитала я стартовал (Олег Клоченок тоже это знает), я говорю, что денег у меня было вообще очень-очень мало.

Но именно по совету Олега я принял это решение, потому что он сказал: «В любом случае ты просто сможешь устроиться куда-нибудь в школу, допустим, сторожем, и ты убьешь сразу двух зайцев – найдешь место для сна, и тебе еще этими деньгами хватит оплатить, допустим, жилье в Глазове. А имеющихся денег тебе хватит на питание и т.д.».

В принципе, примерно таким образом я и поступил. Необходимо было принять на себя этот риск. После того, как я это сделал, я его использовал ее как драйвер роста для восстановления, потому что когда мы находимся на самом дне, разворот с дна и прыжок веры наверх – всегда очень сильный бонус.

Бабайкин: А не было ли рисков (я так понимаю, речь идет о суммах в несколько миллионов рублей, то есть о небольших суммах)? Ты понимаешь, что у тебя всего полтора или два миллиона, и ты уходишь на пенсию и думаешь: «Возьму-ка я сейчас плечо, наберу каких-нибудь производных инструментов и еще чего-нибудь».

То есть вместо того, чтобы использовать классическую стратегию, просто начинаешь заниматься трейдингом, чтобы себя прокормить. Ты в это случайно не ударился?

Александр Бабинцев: Частично я взял на себя такие риски, когда переложил часть позиций из Газпрома на срочный рынок. То есть я высвободил кэш, продав примерно половину акций Газпрома: часть денег завел «на срочку», где через фьючерсы и опционы полностью восстановил позицию по Газпрому.

Высвободив кэш, я зашел в стоимостные истории на рынке. То есть первоначально я зашел в сетевые компании, которые должны были в ближайший год-полтора «выстрелить», а потом я планировал переложиться в металлургов. Но металлурги пошли в рост вместе с ними, и уже в начале лета, когда сетевые компании «стрельнули», я понял, что я остаюсь в Глазове. А когда ближе к концу осени они «стрельнули» уже в 5 раз, я частично фиксировал эти позиции.

То есть я не брал плечо, я с помощью срочного рынка создал себе плечо, потому что «на срочке» я работал уже не один год. Я решил взять на себя этот риск, потому что он бы привел к следующему: я бы уехал в Москву чуть раньше. А если бы все получилось, то я бы обеспечил себе тыл, вырастив из того капитала, который был чуть большего объема, и уже чувствовал бы себя спокойнее.

Обратите внимание: Столы с перегородками для офиса. Как выбрать?.

Соответственно, моя уверенность росла с каждым следующим миллионом.

Бабайкин: На всякий случай мы предупредим всех читателей, что с такими рисками нужно быть аккуратнее – особенно, если у вас стаж нахождения на рынках меньше 3-5 лет. Просто будьте аккуратнее. Лучше классическая стратегия.

Александр Бабинцев: Здесь я скажу очень коротко. То есть у нас должно быть 3 золотых правила: 1) компетенция, 2) ответственность, и 3) действия.

  • Первое – мы должны понимать, что разбираемся в этих вопросах.
  • Второе – мы самостоятельно должны отвечать за те решения, которые принимаем.
  • Третье – мы должны совершать действия.

Я четко понимал, какой несу риск. Я понимал, что, если рынок пойдет не в мою сторону, я уеду в Москву, устроюсь на работу и выращу капитал второй раз точно так же, как первый – через заработную плату.

Бабайкин: Понял.

Александр Бабинцев: То есть, когда я начал растить второй капитал, у меня был очень низкий старт. Поэтому для меня это был риск. Сейчас я трачу на город больше, чем у меня было денег, когда я переехал жить в Глазов.

Бабайкин: Приведу пример ситуации: тебя все достало – работа бесит, окружение бесит, от всего тошнит, и у тебя есть какой-то капитал. Ты бы смог вытерпеть лишние 5 лет, если бы не было этого экстремального жизненного пинка под зад? Нужно ли нам ждать пинка под зад или можно каким-то способом решиться на этот прыжок веры?

Александр Бабинцев: Я думаю, это зависит от каждого человека. Если рассмотреть конкретно меня, то мне гораздо проще прийти к созданию капитала через накопление и через время. И, в принципе, такой капитал я как раз-таки так и создавал – с помощью терпения. То есть я работал на нелюбимой работе, оплачивал ипотеку, кормил семью и создавал капитал. Но когда произошла такая ситуация, она мне немножко развязала руки. И в сложившихся обстоятельствах я принимал решение.

Поэтому второй капитал я создал уже не с помощью терпения, а с помощью той компетенции, которую наработал в течение всего этого времени. Когда я общаюсь с ребятами, то говорю: когда я учился в университете, то примерно 70-90% денежного потока с зарплаты я откладывал на инвестиции.

А когда у нас родился маленький ребенок, и супруга была в декретном отпуске, и у нас была ипотека, то даже в той ситуации я откладывал 2-3% от своего заработка на инвестиции, чтобы не нарушать привычку. И благодаря тому, что я продолжал это делать, я не потерял квалификацию. То есть моя компетенция на рынке росла. Может быть, эта ситуация спасла меня.

Бабайкин: Понял. Часто многие люди стучатся ко мне в личку и говорят: «Вы знаете, я посчитал, мне для жизни нужен объем средств с капитала, равный примерно 15 млн. рублей, а у меня на руках 7,5 млн. рублей. Что Вы мне посоветуете»? Как бы ты поступил в этой ситуации: просто бы ждал или, условно говоря, урезал бы расходы? То есть как в этой ситуации себя вести, когда, например, средств в 2 раза не хватает?

Александр Бабинцев: Здесь опять же каждый человек решает по-своему. Моя внутренняя мотивация может быть настолько сильной, что я пойду и с 7,5 миллионами, а, может быть, я буду себя чувствовать некомфортно и лучше какое-то время поработаю. Ребята с этими вопросами ко мне очень часто обращаются. У многих даже капитал сформирован, денежный поток перекрывает его в 2-3 раза, но имеется страх выхода на самостоятельную пенсию. То есть я с этим столкнулся, когда сам вышел на пенсию. Я сам всегда шел к свободе, поэтому лично меня этот вопрос не интересовал.

Как бы я рекомендовал делать: во-первых, нужно поговорить с человеком, чтобы хоть немножко понять его психотип и характер, и решить, что ему можно посоветовать. Чаще всего, в такой ситуации я рекомендую сократить траты, переехать туда, где достаточным образом сократятся траты и, может быть, найти какую-нибудь работу, которая не будет терзать человека, и которую он будет делать с удовольствием. И, в принципе, ему уже этих денег будет достаточно.

Потом постепенно благодаря формуле приобретения благосостояния он прокачает свой капитал, дождется момента и в следующий кризис удвоит или утроит свой капитал, и больше никогда в жизни не будет задумываться о деньгах. Это всегда рассчитывается индивидуально, потому что каждый человек по-своему смотрит на те или иные события.

Бабайкин: Ты сейчас, по сути, рассказал о тренировочном режиме самостоятельного пенсионера, дал пошаговую инструкцию. То есть я правильно понимаю: ты предлагаешь не сжигать мосты, а просто взять себе длинный отпуск и посмотреть, как в такой ситуации будет вести себя организм?

Александр Бабинцев: Да, примерно так. Лучше все-таки оставить эти мосты или лазейки. Меня родители воспитывали таким образом, что, уходя с работы, я должен был оставлять после себя приятное послевкусие, чтобы иметь возможность туда вернуться. Поэтому не надо прямо вот так резать хвост.

Вы можете себе это позволить, если ваш капитал в 3-4 раза больше, денежный поток генерирует столько, сколько вам требуется на жизнь. Тогда можно обрубить все хвосты и вообще не заморачиваться. Но при этом нужно сделать все, чтобы сохранить капитал. Как говорит Баффет: первое правило инвестора – сохрани этот капитал, а второе правило – никогда не забывай про первое правило.

У нас же, у людей, не всегда хватает компетенции, чтобы заниматься этим вопросом, потому что мы очень сильно путаем инвестиции с чем угодно: с бизнесом, казино, вложениями в криптовалюту и т.д. То есть инвестиции – это медленно и надежно. Это не быстро и счастливо.

Я всегда говорю ребятам, что обречен в следующем году стать богаче, чем в предыдущем. Это и есть инвестиции. Я не парюсь по поводу того, как будет меняться мой капитал – мне это безразлично. Я наблюдаю всего за тремя параметрами: за капиталом, денежным потоком и своими тратами. Контролируя всего три этих параметра, я могу управлять своей жизнью.

Бабайкин: Красиво сказано. Приведу еще одну ситуацию: допустим, я уже определился со своими мыслями, но у меня есть окружение, которое на меня давит – я для них актив, «коровка», основной источник средств, надежда и опора. Но при этом я уже сгорел и не хочу тянуть эту лямку. Как мне объяснить близким, что «ребята, извините пожалуйста, но лошадка устала»?

Александр Бабинцев: Здесь надо прокачивать уверенность в себе, потому что необходимо иметь не жесткий, но здоровый эгоизм. Потому что, если вы убьете ту лошадку, которая все это тащит на себе, все захлебнутся. Это очень опасно. Я считаю, что нужно искать компромиссы еще на берегу – еще на берегу договариваться и не мучить ту самую лошадку, которая все на себе тащит.

Бабайкин: А как это делать? Приведу практическую ситуацию. Допустим, я, твоя супруга, говорю: «Слушай, ты там что, мужик, взбрендил? У нас ипотека. Ну-ка давай быстро вставай на работу, хватит своими грезами нас всех сбивать с толку». Что сказать в этом случае?

Александр Бабинцев: Может быть, неправильную жену выбрал? Понимаешь, семья – это взаимоподдержка. Если тебя, допустим, используют как ломовую лошадь, чтобы ты зарабатывал, когда лошадка выдохнется, ее выкинут и заменят на новую. Я здесь хочу сказать следующее: не стоит становиться перфекционистом в зарабатывании денег или в их добывании, потому что потом можно не сесть на этот велосипед, то есть просто не дожить до этого самого момента. Либо произойдет такое, что ты перестанешь быть нужен.

Допустим, в моей ситуации: когда я старался делать все для семьи, в один прекрасный момент мне сказали, что меня разлюбили. И в результате произошло следующее: в этот самый момент я задумался, почему я все это время себя не любил? Почему я все это время тащил в семью, и так сложилась моя жизнь? То есть развод меня очень многому научил.

Я сейчас смотрю на эти вещи немного под другим углом: не забываю себя баловать. Это не значит, что я пойду кутить и гулять как дембельский поезд, потому что все надо пропить за эти два дня, пока в нем едешь. Нет – у нас все должно быть в гармонии, должны быть средства, которые мы откладываем на наши долгосрочные цели, - пенсионный капитал, который нас обеспечит в будущем, средства, которые мы откладываем на наши мечты и средства, которые мы тратим на себя, чтобы сказать себе спасибо. Это мне сейчас очень помогло, и я сразу объясняю эти ошибки ребятам, чтобы они в своей жизни подобного не допускали.

Бабайкин: Следующий вопрос: у тебя наверняка первое время расходная часть капитала была такой, что, условно говоря, 100% дивидендов уходило на текучее потребление. В этом случае происходит странная вещь: капитал, вроде как, должен понемногу начинать таять. Как быть в такой ситуации?

Ты говорил, что твой учитель, Олег Клоченок, тоже сталкивался с тем, что проедались все дивиденды. Это же прямой путь к тому, что капитал начинает истощаться. Так ли это в реальности?

Александр Бабинцев: У меня была другая проблема: те деньги, которые у меня были, я потратил меньше, чем за полгода, и сразу начал проедать капитал. То есть благодаря тому, что я взял на себя дополнительные риски, портфель очень хорошо пополнился ростом курсовой стоимости.

Закрывая часть позиций в первый год, по стоимостным историям по сетевым компаниям, я таким образом обеспечил себе полгода жизни. Пару месяцев жизни я всегда обеспечивал себе за счет срочного рынка и торговли фьючерсами и опционами Газпрома.

Но это уже трейдинг, а не инвестиции. Сейчас я уже этим занимаюсь очень редко: в основном, когда выхожу на конкурсы в ЛЧИ - с сентября по декабрь. Больше я не торгую.

Бабайкин: А в текущих реалиях тебе удается хоть что-то реинвестировать обратно в рынок?

Александр Бабинцев: В прошлом году я первый раз за последние 5 лет на свой ИИС внес определенную сумму. До этого года я только выводил средства. Уже полтора-два года я живу только за счет дивидендов. Но дивидендов мне не хватает на обеспечение моих проектов. Их хватает на мою личную жизнь. Но зато сейчас у меня дивидендами приходит денег сразу на 2 года жизни.

Поэтому мой капитал сейчас прибавляется и с каждым годом становится все интереснее и интереснее. То есть реинвестирование проходит намного лучше, чем тогда, когда я только оказался в этой ситуации.

Бабайкин: Вообще, на самом деле, очень удивительно получается. Даже с учетом экстремального проедания капитала (возможно, это просто везение), ты не вышел на завод. Это тоже адреналин.

Александр Бабинцев: Это и есть везение. Но сейчас это можно понять. Если бы сетевые компании не «выстрелили» летом и осенью 2016 года, я бы уже жил и работал в Москве или в Питере и опять был бы офисным планктоном на протяжению 3-8 лет, чтобы заработать этот капитал. А получилось так, что мне повезло, и я понял, что лучше буду заниматься своими делами. Потом я начал запускать эти проекты и немножко перешел в сферу бизнеса.

Бабайкин: Извини, пожалуйста, я тебя перебью. У меня просто есть свои проекты, которые я пытаюсь выводить на самоокупаемость. Я не хочу из своего кармана, из своих дивидендов оплачивать какие-то благотворительные проекты, волонтерскую помощь, родственникам – не важно. Правильно я понимаю, у тебя точно такой же подход – ты просто делаешь так, чтобы проект хоть как-то себя кормил, или как-то по-другому – в одном месте зарабатываешь, а в другом – тратишь?

Александр Бабинцев: Изначально часть денег с дивидендов я выводил на свои проекты, но потом, когда увидел, что они требуют все большего объема средств, я создал курс для взрослых. Этот курс сейчас у меня платный и, соответственно, деньгами, которые я с него зарабатываю, я могу оплачивать эти проекты.

То есть я, допустим, заказываю оборудование не каждую неделю, а раз в три-четыре-шесть месяцев, и беру достаточно серьезным объемом, чтобы со скидками было. Примерно так я их тащу. Я хочу сделать жизнь ребят в Глазове немного интереснее, чтобы они видели, что необязательно надо жить и работать на заводе. Можно жить, наслаждаться жизнью и при этом еще помогать другим людям.

Бабайкин: Замечательно. Следующий вопрос может тебе резануть ухо, но все равно задам его. Скажи, пожалуйста, что ты будешь делать, если у тебя наступит какая-то чрезвычайная ситуация, что-то совсем неприятное и тяжелое (примеры приводить не буду), что в этот момент делать с капиталом? Думаю, его придется продать. У тебя есть план «В» на случай возникновения в личной жизни «черных лебедей»?

Александр Бабинцев: Да, безусловно, нужно просто готовиться к этому заранее. Я всегда говорю ребятам, что нужно иметь кэша минимум на 6 месяцев жизни. То есть по минимальным тратам – это не новая шуба, не новая резина на автомобиль или не новый автомобиль, а именно 6 месяцев жизни по минимальным тратам. Потому что в жизни случается всякое: можно серьезно заболеть, попасть в аварию, могут уволить с работы.

Эта «кубышка» и способность обеспечить себе тыл, прикрыть его – этому меня научили родители и бабушки с дедушками. Поэтому у меня сейчас такая «кубышка» на 6 лет жизни. И по этой причине я могу позволить себе широко улыбаться.

Даже когда была февро-мартовская коррекция, я потратил из «кубышки» не все деньги, а только на 4 года жизни в расчете на то, что летом еще придут дивиденды на 2 года жизни. Если мы «завалимся» еще сильнее, я эти 2 года «вбухаю» в рынок. Но тогда мы дошли только до второй волны коррекции, и у меня сейчас опять кубышка восстановилась - денег есть на 6 лет жизни, и я чувствую себя прекрасно. Я думаю, что в течение 6 лет смогу решить абсолютно любые вопросы.

Бабайкин: Следующий вопрос: у меня есть «дремлющие» (как я их называю) самостоятельные пенсионеры, у которых есть капитал, но он закопан где-то в пассивах (дача, лишняя квартира, перешедшая по наследству от бабушки, недвижимость у моря), в том, что не является базовой потребностью человека.

И они понимают, что если продадут сейчас этот лишний пассив, с этого дня они, по сути, перестают работать – выходят на пенсию. При этом они не решаются, боятся чего-то: «Боюсь потерять», «А это на черный день отложено» - миллион аргументов. Что ты советуешь таким людям или им вообще лучше не дергаться и оставить все, как есть?

Александр Бабинцев: Я рекомендую найти хорошего, достойного наставника, который поможет решить эти проблемы. Здесь проблема, в основном, психологического характера. То есть это понимание отсутствия компетенции и уверенности в себе. Я сейчас очень часто сталкиваюсь с такими вопросами.

Человек просто может провести ребалансировку своего капитала, и его денежного потока будет хватать сразу на 3 года жизни. Таких проблем у него не будет. Но подавляющее большинство людей, которые могут себе это позволить, не делают этого, потому что у нас остались рефлексы с 90-х.

Я слышу от людей, что они будут инвестировать деньги в следующие вещи: самое первое – в доллар. Давайте посмотрим, как с 2006 года по 2020 год изменилась курсовая стоимость валюты. Это вообще несусветная глупость вкладывать свои деньги в доллары или в евро –любая валюта обесценивается, потому что мы живем в век кейнсианской экономики, когда все катаклизмы заливаются деньгами.

Мы просто самостоятельно создаем эту инфляцию. Соответственно, доллар с 2006 по 2020 год вырос в 2 с чем-то раза – в 2,2, допустим. Если мы возьмем те же самые ПИФы Сбера за этот период, они выросли в 25 раз, грубо говоря.

Соответственно, люди просто не понимают этого – они не сталкивались с этими вещами. А когда им начинаешь объяснять, у них уже немножко открываются глаза. Или мне говорят, допустим, «Я буду вкладываться в золото».

Соответственно, спрашиваешь: «Почему?». – «Потому что золото всегда растет в цене». А вы изучали этот вопрос? Историю изменения цен золота, допустим, хотя бы за 50 лет (я не говорю про 500 лет) смотрели? И тут вдруг выясняется, что с 1980 по 2000 год золото в цене не росло, а падало.

Бабайкин: Хорошо. Получается, необходима защита от этого знания плюс наставник, который уже прошел этот путь. А где этого наставника брать? Я, например, консультации на эту тему не даю.

Александр Бабинцев: Я рекомендую просто, например, почитать сайт Олега Клоченка. До знакомства с ним я сначала 3 раза прочитал сайт со всеми комментариями. И только после этого я написал Олегу, что хочу с ним встретиться, поговорить, обсудить и «дообмозговать» мою стратегию.

У себя на сайте я тоже открыто и откровенно пишу, описываю все свои сделки и подробнейшим образом пишу, почему я принимал те или иные решения. У меня портфель в открытом доступе. Единственное, чего там нет, - количества акций. А процентное соотношение по долям есть. То есть можно без проблем посмотреть, как у меня распределен портфель.

И обычно подавляющее большинство ребят изучают мой сайт самостоятельно – там огромное количество полезной информации, которая пригодится для инвестора (не для трейдера).

Бабайкин: Коллеги, все ссылки на сайт Олега Клоченка и на сайт Саши я приведу в конце этого интервью. Пожалуйста, переходите, читайте от корки до корки, и на процентов 90 вопрос уже у вас закроется. В этом плане полностью разделяю мнение Саши.

Александр Бабинцев: Здесь я бы еще хотел добавить, что необходимо начинать изучать историю. Но желательно докапываться до фактов. То есть посмотреть историю фондовых рынков хотя бы за 200 лет, почитать книгу Джереми Сигела «Долгосрочные инвестиции в акции» и еще несколько книг. У меня все эти ссылки на литературу тоже есть. Для того, чтобы стать инвестором среднего уровня, достаточно прочитать 10-15 книг. Во всех остальных информация дублируется.

Бабайкин: Понял тебя. На этой замечательной ноте я предлагаю наш эфир с тобой завершать. Еще раз, коллеги, все ссылки я дам в описании. Если еще есть, что сказать слушателям, пожалуйста, даю тебе трибуну.

Александр Бабинцев: Я бы хотел еще добавить, что есть такое мнение, что сначала миллионеры тратят время, чтобы заработать деньги, а потом тратят деньги, чтобы убить время.

Я согласен, что в этой шутке есть доля правды, но лишь до тех пор, пока мы не занимаемся собственным саморазвитием, а закрываем лишь наши базовые потребности. Начиная прокачивать свой интеллект, нам уже просто некогда будет скучать. Уровень компетенции будет расти с удвоенной или утроенной силой.

После чего наступит момент, когда вы захотите поделиться этим или, может быть, вы захотите заниматься, например, сельским хозяйством в глубинке. В общем, я хочу сказать, что можно наслаждаться жизнью здесь и сейчас, хотя меня всегда ругали, что я живу будущим днем. Но я не во многом себе отказывал.

Когда я был студентом, я жил лучше, чем остальные студенты. И сейчас, когда, допустим, ребята моего возраста живут от зарплаты до зарплаты, я могу делать то, что мне нравится и то, что мне хочется и практически ни в чем себе не отказывать.

Бабайкин: Саша, спасибо тебе большое, что согласился поделиться своим уникальным опытом экстремального выхода в самостоятельные пенсионеры.

Соцсети Александра:

  • Основной сайт “Мой путь Инвестора”
  • Вконтакте
  • Группа вконтакте “Практикующий Инвестор”
  • Инстаграм
  • Сайт Олега Клоченка: https://roundabout.ru/

Ставьте лайк, если интервью понравилась.

Есть что добавить? Напишите в комментариях. Буду признателен.

У меня вышла новая книга! Читайте ее на любом устройстве. Или слушайте в формате аудио.

Подписывайтесь на самый нескучный телеграм-сайт по инвестициям "На пенсию в 35 лет". А еще на YouTube и Инстаграм.

Больше интересных статей здесь: Офис.

Источник статьи: Как я сбежал из офиса.


Закрыть ☒