Ох уж эта девичья память. . (14, заключительная)

Оглавление

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Часть 6

Часть 7

Часть 8

Часть 9

Часть 10

Часть 11

Часть 12

Часть 13

Часть 14 (заключительная)

Марк не находил себе места в ожидании Нины. Больше всего он боялся своей реакции, когда увидит ее спутника.

- Чего ты дергаешься, как уж на сковородке? – не выдержала Рита. – Выпей уже и расслабься.

Пить он не мог… пока. Боялся, что под влиянием алкоголя поведет себя совсем неадекватно. Другие уже успели пропустить по паре рюмок. Марк обратил внимание, что супруги сотрудников почти не знакомы между собой. Видно, традиции отмечать праздники семьями раньше не приветствовались. Странно…

Атмосфера за столом и в зале постепенно раскрепощалась, особенно в той части, где собралась молодежь – мерчендайзеры и торговые агенты. Марк поглядывал на них с завистью – давно ли он утратил эту бесшабашную беспечность? Рита тоже завидовала, это было видно невооруженным взглядом. Она бы с радостью рванула сейчас к ним, перезнакомилась бы со всеми… Сделала бы это с легкостью, зная ее характер. Но положение его спутницы обязывало чинно восседать рядом, поднимать бокал по чьей-нибудь команде, чокаться и пригублять шампанское, не выпивая до дна. Бедняжка…

Дыхание перехватило, когда он увидел Нину, ведомую Машей. Какая она растерянная! Куда делась та властная и уверенная в себе стерва, какую он знает? Стоит, озирается по сторонам, не зная, на чем остановить взгляд. Его не видит или не хочет видеть. И где ее спутник? Марк почувствовал, как его накрывает волна счастья, когда понял, что Нина пришла одна. Она настояла, чтобы все пришли парами, зная, что у самой ее не будет! Последние сомнения, что под маской стервозности скрывается совершенно другой человек, исчезли. И появилось нестерпимое желание узнать, какая же она на самом деле.

- Красивая у тебя начальница, - прошептала на ухо Рита. – И вовсе она не тетка. Сколько ей лет?

Самая красивая! Убийственно красивая! Сам не зная от чего, от слов сестры ощутил гордость за ту, что занимала все его мысли.

Рита украдкой разглядывала Нину, пока та усаживалась за стол и здоровалась со всеми.

- А чего это ты цветешь, как майская роза? – впилась Рита взглядом в его лицо. – Опаньки!.. Кажется, я врубилась…

- Тише ты! Чего раскричалась?

Марк потянулся к бутылке водки и налил себе полную рюмку. Пришло время выпить, иначе он рискует выдать себя с головой.

Он часто бросал на нее взгляды, делая вид, что увлеченно беседует с Виталием. На самом деле, сам не понимал, как умудряется поддерживать нить разговора. Приходилось переспрашивать, чтобы знать, что ответить. Больше всего хотелось встретить ее взгляд, но на него она не смотрела. Улыбалась всем подряд, разговаривала со всеми сразу, кроме него. Словно его за столом не существовало.

- Минуточку внимания, дорогие гости! – заголосила ведущая. – Настало время торжественной части. Пора назвать самых лучших работников и наградить их памятными призами…

К бару вышли Нина, Маша и Олег. Много было вручено дипломов, памятных подарков и денежных премий. Для каждого Нина находила доброе слово. Она обнимала и целовала их, как родных, так что Марк даже начал ревновать. Под конец торжественной части он решил, что если и дальше так пойдет, то он рискует стать самым одержимым мужчиной в мире. Нужно держать себя в руках.

Вечер набирал обороты. Становилось все более шумно. Танцполл не пустовал – молодежь зажигала, кто во что горазд. Конкурсы сменяли друг друга. Марку нравилось наблюдать за счастливыми лицами, испытывая легкую грусть внутри, что не может так же.

Рита выпросилась танцевать.

- Сидишь тут, как старпер! Можно, хоть я пойду подергаюсь? – заскулила она.

А почему бы и нет? Даже учитывая, что она играет роль его спутницы, не должен же он привязывать ее к себе. Пусть веселится на здоровье…

Ни на секунду Марк не выпускал из виду Нину. Он видел, что она много пьет. Кажется, какой-то коктейль. Не танцует, хотя, кто только ее не приглашал. На него по-прежнему не смотрит. Все время о чем-то думает, наблюдает за всеми и улыбается… так по-доброму. Как бы он хотел сейчас покопаться в ее мыслях! Есть у него хоть единый шанс?!

В какой-то момент, когда они с Ниной остались за столом одни, Марк не выдержал, наполнил рюмку и подсел к ней. Все ушли танцевать. Рита, по ходу, вообще забыла о его существовании.

- Выпьем? – спросил он, поднимая рюмку.

Физически почувствовал, как она напряглась. Секунда молчания, а потом она посмотрела на него. Какие глаза! Озера, полные грусти! Он утонул в них, чувствуя, как внезапно закружилась голова. Незаметная искра мелькнула и тут же погасла. Что это – гнев? Марк не успел разглядеть. Искра потонула в грусти.

- Давай…

Голос прозвучал так тихо. Или это музыка играла слишком громко? Он понял по шевелению губ и по тому, как она подняла свой бокал. До такой степени захотелось в этот момент сказать ей, как сильно он любит. Он подавил порыв, хоть желание никуда и не делось.

- На брудершафт? – вопрос вырвался сам собой. Марк даже не успел испугаться.

Мелькнуло удивление, сменившееся лукавостью.

- Почему бы нет?..

- Но, потом придется целоваться.

- И что? – в вопросе прозвучал вызов, изрядно пропитанный алкоголем.

Руки переплелись. Марк видел, как ее губы смочились зеленоватой жидкостью. Снова мелькнула мысль, что она там пьет? Глоток, второй… А потом он ощутил их неповторимую мягкость и вкус – смесь мяты и лимона, с едва уловимым запахом алкоголя.

Она едва коснулась его губ своими, но какой ураган эмоций это породило!

- Дружба? – улыбнулся Марк.

- Теперь мы обязаны…

Он так и не понял, кому и что они обязаны. Нестерпимо захотелось прижать ее к себе. Как раз заиграла медленная мелодия.

- Потанцуем?

Он не рассчитывал на согласие, поэтому едва сдержал удивление, когда она доверчиво вложила в его руку свою. Тонкие пальцы задрожали. Захотелось их сжать, пообещать защиту… от всего.

Она танцует, словно делает это впервые, доверчиво прижимается к нему. Он чувствует мягкость ее небольшой груди, тепло дыхания на шее, шелковистость волос у виска и запах – единственный, неповторимый…

***

- Добрый вечер!

Нина оглянулась. Валя – официанта, с несменным бейджем на белоснежной блузке, смотрела на нее со знакомой улыбкой. Только почему-то сейчас улыбка эта не вызывала раздражения. Напротив, захотелось улыбнуться в ответ.

- Я вас узнала. Как поживаете? – поинтересовалась Валя, проворно составляя грязную посуду на поднос.

Нина вдруг подумала, что улыбка этой девушки ни искусственная, ни дань работе… Она такая родилась – жизнерадостная, очень позитивная и светлая. Странно, что тогда эта же улыбка показалась ей ненатуральной. Прошло совсем немного времени, а она стала жизнь воспринимать по-другому. Вернее, изменилось все в последние несколько дней. Она о стольком передумала, столько переосмыслила…

- А у вас отличный коллектив, веселый, - вновь улыбнулась Валя, не дождавшись ее ответа. - И большой…

- Спасибо!

Что еще можно сказать? Хоть Валя ей и нравилась гораздо больше с момента последней встречи, чувство стыда заявляло о себе все сильнее. Ведь именно она, скорее всего, стала свидетельницей ее позора. Нина приучила себя к мысли, что сделанного не воротишь, но не считать позором ночь, проведенную с Марком, так и не смогла. Поэтому так хотела сейчас, чтобы добродушная Валя оставила ее в покое. Та словно прочитала ее мысли:

- Хорошо вам повеселиться, - только и сказала она. Подхватила тяжеленный поднос и направилась в сторону кухни.

Нина незаметно вздохнула с облегчением и отпила солидную порцию «Мохито». Тут ее в очередной раз пригласил на танец Виталий. Что это с ним сегодня? Поменялся с ней ролями? Нина усмехнулась, когда он, получив отказ, преспокойно повел жену на танцполл.

Она украдкой наблюдала за девушкой Марка. А малышка-то не тушуется – перезнакомилась уже почти со всеми, и у мужской половины явно пользуется популярностью. А как же Марк? Нина бросила на него быстрый взгляд – сидит, разглядывает водку в рюмке и о чем-то сосредоточенно думает. Видно, отношения у них очень даже современные – позволяющие друг другу определенные свободы.

Только тут она заметила, что стол опустел, остались только они с Марком. Он тоже очнулся от задумчивости, и Нина поспешила отвести взгляд. Боковым зрение видела, как он встал со стула и направился к ней.

- Выпьем?

Теперь главное выдержать паузу и ни в коем случае не показать, как он на нее действует, хоть внутри все и затрепетало от радостного предчувствия.

Кажется, получилось - она смогла спокойно выдержать его взгляд. И даже на предложение выпить на брудершафт ответила неожиданным согласием. Сама от себя не ожидала, слова сорвались с губ… В этот момент и когда целовала его, она не думала, что кто-то может это увидеть. То ли алкоголь притупил бдительность, то ли сработала мысль, что все вокруг не совсем трезвые, и никому нет до них дела. А может, она до такой степени мечтала снова ощутить вкус его губ, что окончательно потеряла голову.

Вечер плавно перетекал в ночь. Веселье зашкаливало. Ведущая исчерпала запас слов, конкурсов и энергии – сидела за столиком администрации, устало облокотившись на папку с программой и подперев рукой голову. Народ танцевал, смеялся, выбегал на перекур… Нина несколько раз танцевала с Марком. Ей так нравилось прижиматься к нему, вдыхать его запах. Очень хотелось прижаться губами к шее, но даже очередные выпитые коктейли, которые как по волшебству появлялись на столе к ее возвращению, не позволяли ей этой вольности.

А еще они много разговаривали. Обо всем. Он ей рассказывал про свое детство, про взаимоотношения с отцом… И она не оставалась в долгу – делилась воспоминаниями из своей молодости, как они куролесили когда-то с Соней. Еще никогда она не испытывала такой общности интересов и взглядов с представителем противоположного пола. И надо же, именно с Марком, с кем еще совсем недавно находилась в состоянии холодной войны. Ломать голову о причинах перемен не хотелось. Нина решила, что всему виной количество выпитого. Оно не только кружило голову, но еще и рождало излишнюю романтику в душе.

Через какое-то время остался только Марк. Нина перестала замечать всех остальных, забыла, что он на вечер пришел не один, рассеянно отвечала на вопросы Маши, совершенно не вникая в смысл… Весь ее мир сконцентрировался в нем, в его черных глазах, заглядывавших, казалось, в самую душу, в его губах, манивших к себе со страшной силой, в его руках, которые она мечтала всегда ощущать на своей талии, на себе…

***

Голова не болит. Это стало первым, что определила Нина, проснувшись, но еще не открыв глаза. Запросилась улыбка, захотелось радостно потянуться и окунуться в воспоминания о вчерашнем вечере. А потом весь мир рухнул – резко и без предупреждения. Нина разглядывала незнакомую комнату и упивалась отвращением к себе. Раз не смогла устоять в этот раз, в этот вечер, который считала особенным, неповторимым, получай по заслугам – вечное тебе призрение со стороны себя же.

Постель рядом пустовала, занавески на окнах зашторены. Комната тонула в полумраке, но даже так отлично просматривался евроремонт и дорогая мебель. В прочем, из мебели как раз не было ничего лишнего: шкаф купе с зеркальными дверцами во всю стену, огромная кровать и пушистый ковер. А еще два бра в изголовье. Все продуманно и подобрано по цвету и стилю. Нина сразу поняла, что это не номер в дешевой гостинице. Куда же на этот раз ее занесло извращенное сознание? А главное с кем?..

Она не помнила, как уходила. Спиртное, как обычно, сыграло с ней коварную шутку. Только виновато не оно. Нина точно определила момент, когда следует остановиться, не пить больше, и не стала этого делать. Это произошло после очередного танца, когда Марк провожал ее к столу. Тогда она поймала себя на мысли, что до ужаса хочет заняться с ним любовью и поняла, что больше пить нельзя. Но, через несколько минут преспокойненько ополовинила очередной дожидающийся ее бокал с коктейлем. А дальше память ей мстила, подкидывая какие-то малоинформативные отрывки, из которых не складывалась цельная картинка. Собственно, из них не складывалось ничего: ни где она, ни с кем, ни когда покинула ресторан… ничего. В одном она была уверена, что ушла не с Марком. Да и невозможно это никак – он был на вечере не один.

Нина уткнулась в подушку и разрыдалась. Как же больно! Сердце разрывала тоска. Она любит этого мужчину до умопомрачения, но никогда и ничего не станет делать. Он занят, у него своя жизнь, девушка… Она никогда до этого момента, ни с кем не хотела связать свою жизнь, до старости, делить пополам горести и радости. И захотела это сделать с ним, который никогда не станет ее. Как же болит сердце! И слезы душат, несмотря на нешуточный поток, что смачивает подушку.

Нина слышала, как открылась дверь. Кто-то вошел в комнату и сел рядом, проминая кровать. Чьи-то руки коснулись плеча пытаясь оторвать ее от подушки и перевернуть. Не надо! Лучше, как обычно, сбежать и ничего не помнить. Она не хочет его видеть, кем бы он ни был. Она не хочет ничего, в том числе и жить.

- Нина, посмотри на меня…

Марк?! Это точно его голос. И его руки. Он гладит ее по спине, в попытке успокоить, целует в затылок и шею… Но это невозможно!

Нина резко повернулась, поздно сообразив, как должно быть выглядит с заплаканным лицом. Но не это сейчас было главным.

- Ты?!

- А ты думала кто?

Он сидел на кровати и с улыбкой смотрел на нее. А потом наклонился и крепко прижался к ее губам, раздвигая языком, заставляя ответить на поцелуй.

- Ты думала, я отпущу тебя еще с кем-то? – шепнул он ей на ухо, покрывая поцелуями шею, подбираясь к груди.

Только тут Нина сообразила, что на ней кроме трусиков ничего больше нет. Она вцепилась в одеяло, натягивая его до подбородка.

- Глупышка, - рассмеялся он. – Я же уже это все видел и, как выяснилось, не раз, - но настаивать не стал, а наклонился и еще раз поцеловал ее.

Видно, в ее глазах отразился страх, так как он заговорил снова:

- Не волнуйся, ничего не было… Я просто раздел тебя, а потом полночи обнимал и прижимал к себе. Но, ничего больше не было… Как и в тот раз. Тогда я проснулся, умирающий с похмелья, ничего не помнящий, но со стойким ощущением, что ни с кем не спал. – Он провел рукой по ее телу поверх одеяла, задерживаясь на груди. – Так что, можешь представить, как я мечтаю о тебе?

Одна мысль забилась в мозгу, как оголенный нерв.

- Так ты ничего не помнил… тогда?

- Ничегошеньки!

- А я… Представляю, что ты обо мне думал, когда я угрожала…

- Ага… - Он снова уткнулся ей в шею, а рука, тем временем, пробралась под одеяло и легла на ее горячий живот, приятно охлаждая. – Я думал, что ты форменная стерва, к тому же совершенно неадекватная. – Выдохнул он ей в губы, завладевая грудью.

Нина пыталась собрать остатки разумных мыслей, борясь с накатывающей страстью, стараясь не думать, до какой степени ей приятны его прикосновения. Он гладил ее тело, подбираясь к кромке трусов и проникая под них пальцами. Постоянно возвращался к груди, постепенно стягивая одеяло.

- Но как же так? Марк! Постой!

Нина снова натянула одеяло.

- А как же твоя девушка?

Спрашивать об этом не хотелось. Отпустить бы все на самотек. Почему ее должна волновать какая-то красотка? Но беда в том, что Марка она хотела ни на одну ночь, а на всю жизнь.

- Это Ритка – моя сестра. Я попросил ее пойти со мной на вечер. И перестань уже мешать ласкать тебя!

На этот раз он действовал более решительно: убрал ее руки и откинул одеяло.

- Какая ты красивая! У тебя совершенная фигура, ты знаешь об этом?

Сестра? Так это была его сестра? Эйфория накрыла с головой. И первый раз Нина позволила себе целиком отдаться страсти, ни о чем не думая, ни в чем не сомневаясь. Откуда-то сама пришла уверенность, что Марк ее любит, так же сильно, как она его. Впервые за много лет она почувствовала себя абсолютно счастливой.

Эпилог

- Нинок, привет! Сонька торчит на кухне и ругается матом. Что-то у нее там не получается…

Такими словами встретил ее Дима, потирая покрасневшие глаза.

- Слышу…

С кухни, через закрытую дверь, доносились чертыхания и запах гари.

- Иди, спасай нас, - хохотнул Дима. – Планировались пирожки, а больше похоже на начинающийся пожар.

Кухня тонула в дыму, окно распахнуто, впуская морозный февральский воздух, а в центре Соня, размахивающая полотенцем, как флагом.

- Все повидло вытекло, мать его, - ругалась она. – Лучше бы делала с мясом, как обычно. Так нет же… подавай им сладкие. Падай на стул и дыши через раз. Сейчас станет легче.

Через какое-то время Соня победила дым, выгнала его почти весь. Отдувающаяся и взлохмаченная она опустилась на соседний стул.

- А ты вообще бессовестная. Больше месяца пропадала. Хоть бы позвонила… Подруга называется. Чем занималась-то?

В голосе Сони звучала неприкрытая обида, но на губах уже готова была заиграть улыбка победительницы.

- Устраивала личную жизнь.

- Да? – подозрительно сощурилась Соня. – А ведь и правда. Ты выглядишь так, словно выиграла миллион.

- Больше, Сонька, гораздо больше…

Счастье распирало Нину. Она чувствовала, что если сейчас же не поделиться им с кем-то, то точно лопнет.

- Рассказывай все!

И Нина рассказала, начиная со злополучного вечера в «Парусе».

- Дела… - прогнусавила Соня, вытирая нос кухонным полотенцем. – Блин, я такая сентиментальная дура, что сейчас расплачусь. И я так рада за тебя, - шмыгнула она носом.

- А я просто счастлива.

- Слушай, но вам же теперь нельзя работать вместе, - спохватилась Соня.

- А мы и не будем. – Нина тоже готова была расплакаться, так растрогала собственная история любви. – Сначала я хотела уволиться, но все сложилось как нельзя лучше. Марк, оказывается, давно мечтает стать бизнес тренером и даже подрабатывал в какой-то крутой бизнесшколе, читал лекции. А сразу после нового года ему позвонили оттуда и предложили постоянную работу. Так что он теперь занимается любимым делом.

- И любит тебя. Ведь правда? – Соня испытующе уставилась на Нину.

- Любит. Мне кажется, что меня еще никто не любил так сильно. И я люблю… Иногда ловлю себя на мысли, что боюсь задушить его своей любовью.

Теперь они с Марком жили вместе. После новогоднего корпоратива он просто не разрешил ей уйти.

- Я должен видеть тебя всегда, - просто сказал он. – Без тебя мне нечем дышать.

Какая там свобода и независимость! Она хотела того же – всегда быть рядом с ним.

- Сонь, и это еще не все, - Нина замялась ненадолго. – Сегодня я сделала тест… Я беременна. Марк об этом пока не знает.

- Вот это новость так новость! – захлопала в ладоши Соня. – А втирала-то мне, что дети не для нее… А сама светится, как фонари на елке.

- Нет, не так. Я всегда говорила тебе, что забеременею только от любимого человека! Так и получилось!

Наша история подошла к концу. Надеюсь, вам она понравилась, дорогие читатели. Этот роман называется "Девичья память". Ну и традиционно жду ваших комментариев!

Больше интересных статей здесь: Офис.

Источник статьи: Ох уж эта девичья память. . (14, заключительная).



Закрыть ☒