Жил в нашем доме один парень, Лешка Лыков. Ох и мерзкий же был тип. С другой стороны, откуда было ему набраться хорошего, если он родился и жил среди алкашей и бомжей, приходивших погреться к ним домой в любое время — была бы только бутылка пойла какого-нибудь с собой. Нина, мать Лешки, была та еще оторва. Сама из пьющей семьи, она и мужа нашла себе под стать. Сергей, или Серый, как называли его дружки, начинал пить прямо с утра, а к обеду был уже не в состоянии связно говорить. Правда, при этом у него хватало сил дубасить Нинку. Она вечно ходила с бланшем то под одним, то под другим глазом. Странно, как она вообще смогла выносить ребенка. Серый бил ее и беременную, и кормящую...

Нинка старалась брать от жизни все: не скрывая, пользовалась положением беременной — ходила попрошайничала на нашем рынке. Мол, подайте для ребенка. На эти деньги баба покупала пузырь дешевой водки, ну и апельсин на закуску — обычно один, с нахальной усмешкой заявляя, что ей нужны витамины. Она была любимицей всех отъявленных алкашей округи. В каком-то смысле они все могли считаться в равной степени вероятности отцами ее сына.

Удивительно, что родившийся у такой мамаши Лешка не помер в первые несколько месяцев своей жизни. Молока у матери не было, и та кормила его чем придется. Бедный ребенок, по уши чумазый, надрывался днем и ночью от голода, пока не засыпал от усталости. Нинка, однако, не давала ему совсем загнуться. Тем более что какие-то продукты ей выдавали на молочной кухне. И на закуску они не годились. Несчастный мальчонка вечно бегал в каком-то тряпье, что подкидывали жалостливые соседи. Ну вот и судите, много ли шансов вырасти нормальным человеком в такой обстановочке.

Отец Лешки скопытился после очередной попойки, когда парню было 13 лет. Там вообще темная история вышла: может, мужик сам помер, ударившись головой о каменную приступку балкона, может, помог кто — подтолкнул. Милиция приезжала, разбиралась, да разве раскопаешь там правду. Труп с черепно-мозговой травмой, собутыльники лыка не вяжут. Их хоть пытай — ничего не вспомнят.
Нинка же отправилась на тот свет, когда Лешке только стукнуло 18 лет. Померла при нем. Он, увидев, как ей стало плохо, поплотнее закрыл дверь на кухню, где продолжил пить с приятелями. А утром вызвал милицию.
На удивление всем соседям, Лешка вдруг женился через полгода после похорон матери. Мы ожидали увидеть в невестах такую же пьянчужку, как он сам, но рядом с ним появилась улыбчивая, чистенькая девушка, судя по виду, деревенская. Как она пошла за него? Видимо, не было иной возможности зацепиться в городе, а очень хотелось. Кто-то рассказывал, что она сирота, жила с 10 лет с бабкой, видно, намыкалась, ну и позарилась на городского жениха.

Лешка пил. Правда, при жене гораздо меньше. Держался. Но раз в полгода непременно срывался и уходил в штопор. В такие моменты Ира, жена Лешки, собирала самое необходимое и уезжала к бабушке в деревню, чтобы переждать запойную неделю мужа. Правильно делала, конечно. А Лешка, почуяв волю, совершенно терял человеческий облик. Однажды даже схватился за нож и гонялся за собутыльниками по всему двору. Слава богу, соседи вызвали милицию. Служивые дебошира повязали и отвезли в околоток, где он за пару суток в камере вполне успокоился.

Ну вот и судите, много ли шансов вырасти нормальным человеком в такой обстановочке

Через пару лет Ира родила дочку Леру. Денег в семье катастрофически не хватало, Лешка ни на одной работе долго не задерживался. И как ни старалась женщина брать побольше заказов — она прекрасно шила и вязала, — жили не то что бедно, а в полной нищете.
Как-то раз Лешка в очередной раз ушел в штопор. Ира быстро собрала ребенка, но поехала не на родину в Вологодскую область, а к подруге — у нее уже появились таковые. А Лешке спьяну пришла в голову безумная идея: явиться тем временем к ее бабке в деревню и разыграть похищение жены.

И вот приезжает к старухе, начинает слезы лить: «Вашу Иру с дочкой похитили, угрожают убить. Для их спасения нужны 20 тысяч рублей». И вид такой трагический делает, вроде ужас как переживает...
«Ну вот те крест, Пална, не вру! - клялся он, размазывая пьяные слезы. — Разве стал бы такое... Про жену и дочку... Да сгореть мне заживо, если солгал! Помоги, родная!»

Что пережила тогда бедная старуха, не передать словами. Она бросилась по деревне собирать нужную сумму — у самой-то у нее отродясь таких денег на руках не было. Потом побежала в милицию. Чего, конечно, Лешка никак не ожидал. И тут быстро выяснилось, что Ира с дочкой живы и здоровы, а Леха просто хотел денег срубить, чтобы пир горой своим собутыльникам закатить. Всякую совесть потерял. Хотя совести у него с рождения не было...

Пообещала тогда ему бабушка Ирина: «Ну гляди, Алексей! Тебя за язык никто не тянул... Сам поклялся жизнью. Помнишь? Сгореть, мол, мне заживо... Стерегись теперь огня!»
Старуха как в воду глядела. В том же году зимой Леха действительно сгорел заживо. В очередном запое забыл погасить конфорку, вода из чайника залила пламя. Через час Леха вышел на кухню покурить, чиркнул зажигалкой, и — взрыв разнес несколько квартир. Половину этажа в секунду снесло. Ужасно жаль тех людей, конечно. Но, кроме самого алкаша, никто, слава богу, не пострадал. Ну а жена Лехи с дочкой были, как обычно, у бабушки. Потом, уже после похорон, соседи помогли Ире: собрали деньги на ремонт, вещи зимние принесли. Что-то собес дал. Так и живут в той квартире теперь швея Ира с дочкой Лерочкой. Надеюсь, жизнь у них наладится, и все будет хорошо.

Николай





Поделись!