В своем доме дядя Витя был настоящим хозяином. Я познакомился с ним, когда сдружился с его сыном, Мишкой. А это произошло на первом курсе автомеханического. Отец Мишки всю жизнь проработал на заводе и к моменту нашего знакомства занимал солидный пост, пользовался заслуженным уважением начальства и признанием коллег.

В жизни семьи дяди Вити все было подчинено его правилам, которые не обсуждались. Это был настоящий домострой. И вроде бы дядя Витя был таким всегда — смолоду. О нем говорили: правильный мужик. Окончил институт, сходил в армию, женился на соседской девчонке, которая давно ему нравилась. Робкая Света просто не посмела отказать напористому и уверенному в себе ухажеру, то есть вышла за него без особой любви. И подружки наперебой твердили, что Витя тиран и деспот. В общем, не ошиблись, однако Света о своем поступке ни разу не пожалела...

Он был суров с недругами, беспощаден к прогульщикам и пьяницам, строг с женой и требователен к сыну. Даже его собака — а это была не какая-то там болонка, а суровый бойцовский стаф — беспрекословно слушалась одного его взгляда. Правду сказать, Витя оказался хоть и строгим, но любящим мужем и отцом. Да, все в его семье было устроено так, как он хотел. Но и Света оказалась не так проста: она сумела найти к мужу подход и всегда знала, как сделать так, чтобы он принял нужное ей решение и воспринимал его исключительно как свое собственное.

Через пару лет после свадьбы родился их сын Мишка. Потом появилась на свет дочка, но прожила недолго — умерла в 5 лет. У бедной девочки был врожденный порок сердца. Врачи ничего не смогли сделать... В той трагедии дядя Витя проявил себя с самой лучшей стороны. Он не закрылся в себе, не ушел в работу или алкоголь, что часто бывает с мужиками в тяжелые времена, он как мог поддерживал страдавшую супругу, терпеливо переживал ее слезы и отчаяние, заменил на время Мишке мать.

Чтобы отвлечь жену от грустных дум, Витя купил землю и своими руками построил там маленькую дачу. Помимо сына, у Светы теперь появилась другая забота — обустроить летний домик и облагородить небольшой участок. И помогло! Она постепенно вышла из состояния безысходного горя, стала копаться в саду, высадила море цветов, ухаживала за фруктовыми деревьями, наводила уют в домике.

На даче у дяди Вити тоже царил полнейший порядок. Лавочки, беседка, сарайчик с инструментами выглядели безупречно, как для выставки. Мишку он с младенчества обучал работать руками, и мальчик рос мастером на все руки. Мог и сколотить, и отремонтировать, и приварить, и починить — я всегда завидовал этим его навыкам. Отец часто повторял ему: «Вот вырастешь, Мишка, будешь матери помогать во всем, когда меня не станет. И дачу не смей продавать, тут все моими руками создано!»

Кстати, сам дядя Витя помогал всегда всем, кто попросит, и сроду ни с кого копейки не взял! Потому за поддержкой и помощью к этому суровому мужику тянулись и друзья, и соседи, и просто едва знакомые люди.

Его не стало внезапно. Приехал как-то раз на работу, сел за стол, а очнулся уже в больнице. Пришел в себя совсем ненадолго, словно чтобы в последний раз увидеть заплаканную жену и сына с дрожащими губами. Прямо при них дядя Витя и скончался.

И дачу не смей продавать, тут все моими руками создано!

После его смерти у тети Светы будто выбили землю из-под ног. Она ходила как в тумане, ничего не соображая. На какое-то время ее сестре даже пришлось переехать к ней, чтобы следить за безутешной женщиной. Мы-то с Мишкой жили в общаге тогда.

Помню, он рассказывал мне, как они с матерью приехали на могилу к отцу на его годовщину. Памятник еще не поставили, и на свежем холмике земли стоял простой деревянный крест. Мать, как обычно, кинулась на могилку в слезах, а Миша присел на сколоченную недавно скамеечку у ограды. Немного успокоившись, тетя Света обернулась к сыну.

— Знаешь, наверное, придется дачу продать, Мишань, — бесцветным голосом сказала она. — Зачем она нам без него? Да и денег нет у нас совсем...

— Что ты еще придумала? — Миша ясно вспомнил, как отец приказал не продавать дачу ни за что. — Скоро работать пойду, что я, не прокормлю тебя, что ли?!

— Не хочу я ее без Вити. Что мне там делать без хозяина? Все о нем будет напоминать.

Едва тетя Света произнесла эти слова, как потемневший от весенних дождей крест вдруг упал прямо на цветник, который вдова любовно разбила на могиле. Упал, хотя до того стоял ровно и никаких признаков шаткости не подавал. Крест едва не задел бедную женщину. Тетя Света в ужасе вскочила, не в силах вымолвить ни слова, а Миша спокойно вернул крест на место: поправил портрет отца, табличку с датами жизни и смерти.

— Отец против! Ничего мы продавать не будем, мам, — отрезал он. — Придешь в себя, займешься дачей. Вспомни, как отец ее любил! Сколько сделал. Вот женюсь, там будут внуки твои гулять...

Мишка и правда через год, получив диплом, взял себе в жены хорошую девушку. Я был крестным их двойняшек. А тетя Света в них души не чает и на лето берет к себе на дачу. Мишка тоже там часто бывает, старается, чтобы мать чувствовала в нем помощника и опору. Может, не такую, каким был ее Витя, но тоже надежную...

Семён



Поделись!