Катя, ну... — я умоляюще произнес в трубку, одновременно поглядывая на шефа.

Петр Сергеевич делал вид, что занят документами, но, несомненно, прислушивался к разговору.

— Футбольный матч можно посмотреть и дома. Пиво выпить тоже, — категорично отрезала моя супруга.

— Но, Кать, я уже договорился с ребятами...

— Так отмени! А если что-то будет не так? Я же ничего в этом не смыслю.

— А что может быть не так? Привезут, поставят, заземлят, подключат. Вот и все!

— Ваня, прошу тебя...

— Ладно... — вздохнул и посмотрел на шефа, который перекладывал бумаги с абсолютно равнодушным видом.

— Давай, — добавила довольным голосом Катька, уже уверенная в своей победе.

— Ну, что там, Иван? — язвительно спросил Петр, как только я отложил трубку. — Проблемы с женой?

— Да, она придумала, что я обязательно должен быть дома, когда привезут стиральную машину. Хочет, чтобы первую стирку мы запустили вместе, потому что боится новой техники.

— Значит, матч мы смотрим без тебя? — Он красноречиво посмотрел в мою сторону. — Нет, ну слышь, Леха, — обратился босс к своему заместителю. — Ванькина баба держит этого парня под каблуком. Вообще ему вздохнуть не дает! Так ты, значит, Вань, разрешение должен у нее спросить: «Мамочка, ну отпусти меня погулять с ребятами...» — с издевкой добавил он.

Это был его конек! Шефа хлебом не корми, дай порассуждать о безвольных мямлях. Еще он говорил, что такие мужики — «без яиц», называя их подкаблучниками. Он утверждал, что с бабами необходимо вести себя жестко, держать их на коротком поводке и вообще... Следуя его представлениям, идеальная женщина — это босая замухрышка, которая мечется по кухне, горя желанием угодить мужу. При этом она цепляет все углы животом по причине хронической беременности. Петр многократно нам повторял, что у настоящего мужика должен быть собственный мир, а что там думают об этом бабы, не имеет никакого значения. Да и слово-то какое уничижительное — «бабы»... Порой я даже задумывался над тем, какая несчастная жена у моего шефа... Представлял себе подавленную и запуганную женщину, которая слова поперек не скажет своему «господину». Да, по сравнению с этой несчастной моя Катюша живет в раю!

— Никто меня под каблуком не держит. Жена не приказывает, а только просит, — сказал я в свое оправдание.

— Ага! Как же — просит! Да ты даже своего мнения не имеешь. Ты нам что сказал? Пойдешь на пиво. Так чего сейчас, как моська, поджимаешь хвост, когда она тебя гнобит?! — добивал меня шеф. Кажется, издеваться надо мной ему просто нравилось.

— Сергеич, да оставь парня в покое. Совсем запугал его, — вступился за меня старший по годам Сева Николаевич.

— Да никто его, Николаич, не пугает. Так, жизни учу... Чтобы ума набирался, и чтобы никакая баба им не помыкала. Еще потом спасибо скажет! — шеф не на шутку разошелся, оратор хренов...

Меня этот разговор злил, но в то же время было ясно, что негоже идти на попятную. А с другой стороны, я очень дорожил своими отношениями с женой.

— Ладно, мужики, как-нибудь в другой раз... — сказал коллегам и вышел.

— Иди-иди... — насмешка ехидного шефа ударила мне в спину.

Я шел к остановке и нервно дымил сигаретой. Чем дальше отходил от офиса, тем больше заводился. Что я в самом деле позволяю Катьке! Да, я люблю ее, но должна же она понимать, что у меня есть свои... мужские дела.

Не могу же я постоянно крутиться возле ее юбки. А вдобавок ко всему, в душе я восхищался своим шефом. У него было процветающее предприятие, которое он создал сам. Да и вообще Сергеич разбирался в жизни, не то что я, пацан...

Больше шеф не считает меня подкаблучником

И в этот момент ощутил, как во мне нарастает бунт. Раздражение на свою слабохарактерность выплеснулось наружу — достал из кармана мобильный и позвонил жене.

— Катюша, — старался быть мягким, — давай со стиркой подождем до завтра.

— Я так и знала! — фыркнула она. — Дружки для тебя важнее!

— Катька! — терял последние крохи самообладания. — Я же работаю всю неделю, как вол. Имею право расслабиться или нет?!

Мой тон сбил Катю с толку, она затихла, пока я ратовал за права «твари дрожащей», потом негромко сказала:

— Ладно, иди со своими ребятами... Просто я хотела вместе... — услышал ее дрожащий голосок.

— Лапочка, ну не рви мне сердце. Я приеду сразу после матча. Может, еще успеем закинуть одну стирку, хорошо? Мне почему-то захотелось помчаться домой и утешить Катю, но... Пиво и матч меня ждали. Наши парни наверняка уже сидят там и потягивают первые бокалы. Я представил, как вытянется лицо шефа, когда тот заметит меня в пивном баре. Только ради этого стоило туда пойти...

Я решительно развернулся на сто восемьдесят градусов и зашагал к месту встречи. Вот тогда и увидел их возле входа — моего крутого шефа и миниатюрную блондинку в джинсовой мини-юбке. Дамочка, подбоченившись, грозно его отчитывала:

— Я возвращаюсь домой, а там что? Бардак и погром! Стоило мне ненадолго уехать, как ты чуть не отравил детей! Вот скажи мне, чем ты их кормил?!

Она перла на него, как вражеский танк.

— Пиццу заказывал и гамбургеры... — промямлил шеф с виноватым видом.

— Пиццу и гамбургеры... — передразнила дамочка. — Голова совсем без мозгов!

— Так они же ничего другого есть не хотят! — оправдывался Сергеич.

— Надо сделать так, чтобы захотели! Отец ты или чужой дядя?! — обвиняюще рыкнула супружница-тигрица. — Нет чтобы после работы мчаться домой, так он по пивнушкам шляется!

Шеф явно пытался что-то сказать в свое оправдание, но женщина трещала, как заведенная кукла.

— Заинька, ну что ты кричишь, я бы все успел... — подмазывался к благоверной поникший шеф.

— Значит так! - заинька нацелила на Петра обвиняющий палец. — Никаких посиделок, собирайся!

Так вот какая супруга у нашего крутого шефа! Так вот у кого из них стальные яйца!

Босс вдруг увидел меня и позеленел.

«Вот черт! — подумал я. — Надо же мне было стать свидетелем такой сцены!»

Я стоял, хлопал глазами, по-идиотски улыбаясь. Сергеич понял, что теперь мне известно, «ху из ху», метнул в меня взгляд-молнию и понуро поплелся за своим командиром. А я, толкнув дверь паба, вошел внутрь. Среди клубов дыма разглядел нашу веселую компашку.

— О, Ванюха! Все-таки решил посидеть с нами! — обрадовался Лешка. — А босса не видал? Кто-то позвонил ему по телефону, и он выскочил как ошпаренный.

— Нет, не видел, — соврал не моргнув глазом. — Девушка, принесите мне пива, пожалуйста, и соленых орешков! Отличный выдался вечерок! С тех пор мы больше не слышали от нашего крутого босса ни единого слова о подкаблучниках и неудачниках, которыми помыкают жены...

ИВАН



Поделись!