Глаза Златы показались моей маме слишком подозрительнымиЖенился я довольно поздно - в тридцать четыре года. До свадьбы, естественно, монахом не был, с двумя девушками даже пытался построить серьезные отношения. Ну как пытался - жили вместе: с одной пять месяцев, а с другой почти год. Однако желания повести кого-то из них в загс не возникало. Но когда познакомился со Златой, меня как будто изнутри торкнуло: «Я на ней женюсь!» И дело было не только в том, что она нереально красивая. Позже я много думал о том, что же меня в этой девушке так зацепило. И в итоге пришел к весьма странному для меня - реалиста и материалиста - выводу: она ведьма. Не в том смысле, что умеет колдовать, а в том, что обладает сверхъестественным магнетизмом, а еще «ведает», за какие струны души нужно подергать взрослого здравомыслящего мужика, чтобы тот превратился в ее раба.

Но полтора года назад при виде Златы у меня вообще напрочь отказывал мозг - оставалось только острое желание ею обладать.

Во всех смыслах этого слова... Естественно, стал за ней ухаживать. Успешно, потому что она согласилась стать моей женой. Уже после того, как подали заявление в загс, сообразил, что нужно познакомить избранницу с родителями. Предупредил по телефону, что в субботу приеду к ним в гости с невестой.

- Наконец-то, - обрадовалась мама. - Расскажи мне о ней.

- Зовут Злата, очень красивая, из хорошей семьи. Двадцать пять лет, хозяйка популярного фитнес-центра...

- Такая молодая и уже хозяйка? - удивилась мама.

- Стартовый капитал на его открытие дал отец, но у Златы светлая голова, поэтому ее бизнес процветает.

- Это хорошо, - сказала мама. — А то я так боялась, что тебя окрутит какая-нибудь хищница, которой нужны только твои деньги. Ждем вас с большим нетерпением.

Во время семейного обеда любимая вела себя безукоризненно - была скромна, улыбчива, охотно отвечала на все вопросы моих родителей. Я ничуть не сомневался, что она им понравилась, и поднятый отцом за ее спиной большой палец стал тому подтверждением.

- Максим, помоги мне, пожалуйста, накрыть стол к чаю, - попросила мама.

- Ольга Владимировна, давайте я помогу, - предложила Злата.

- Спасибо, не стоит. Вы - гостья, в нашем доме не принято загружать гостей работой.

Я вышел вслед за мамой на кухню:

- Относить эти чашки?

- Подожди, сынок. Я хотела спросить. Вы уже подали заявление в загс?

- Еще на прошлой неделе.

- Зря поторопился. Ты не должен жениться на этой девушке!

- Почему? - спросил растерянно.

- Потому что она по своей природе будет изменять!

В разговоре со мной мама никогда не употребляла подобных выражений, и я, разумеется, обалдел. А еще разозлился - еле сдержался, чтобы не нагрубить в ответ.

- Могу я узнать, в результате чего ты сделала такое умозаключение? - поинтересовался ледяным тоном.

- У нее глаза только об этом и кричат!

Я на несколько мгновений потерял дар речи. А когда обрел способность говорить, сорвался на крик:

- Не выдумывай! У Златы чудесные глаза - глубокие и красивые.

- Одно другому не мешает, - возразила мама. - Она будет тебе изменять направо и налево. Поэтому беги от нее, пока не поздно.

Ничего не ответив, я торопливо вернулся в гостиную:

- Мы уезжаем!

- Даже тортик не попробуете? - расстроился отец.

- Мне все равно сладкое нельзя - хочу до свадьбы пару килограммов сбросить... - улыбнулась любимая. — Огромное спасибо за гостеприимство, очень рада знакомству... - а когда уже вышли на улицу, спросила: - Тебе мама обо мне что-то нехорошее сказала, да?

- Просто сомневается, что ты меня достаточно сильно любишь...

- Не обращай внимания, - нежно погладила Злата мою руку. - Это обычная материнская ревность.

Итак, мы поженились. И уже спустя два месяца после свадьбы «доброжелатели» доложили, что у моей жены интрижка с тренером из ее центра. Любимая все отрицала, и я ей поверил. Спустя еще полгода ехал по городу и увидел из окна машины, как Злата выходит из гостиницы в обнимку с каким-то красавчиком. Устроил скандал. Жена рыдала и клялась, что больше подобное не повторится. Пустила в ход все свои колдовские чары, и я ее простил.

Еще через месяц, вернувшись раньше времени из командировки, застал в нашей супружеской постели жену со смазливым мальчишкой лет восемнадцати, и наваждению, которое раньше принимал за любовь, пришел конец. В этот день я бросил Злату и подал на развод.

Максим