С Леней мы — однокурсники. Дружили все годы учебы в вузе, а ближе к распределению стали планировать свадьбу. Я хотела, чтобы все было скромно: моя семья — небогатая, а у самих студентов — откуда деньги? Но с Ленькиной родней «зажать» торжество не получилось: у него одних братьев — четверо, да плюс их жены, сорванцы-племянники... Пришлось залезть в долги, чтобы не ударить лицом в грязь перед свояками.

Я призналась мужу, что будет дочка, только после третьего УЗИ

С долгами помаленьку разобрались, а вот с наследником у нас поначалу не заладилось. Я переживала страшно. А тут еще родня Ленькина подливала масла в огонь: то свекровь подарит фикус — примету «на беременность», то сноха, поджав губы, обмолвится, что ползунки ее подросших сынишек без толку место в шкафу занимают. Кстати, у всех Лениных братьев рождались одни мальчишки, так что и мой супруг иного варианта не представлял. В шутку не раз говорил мне: «У нас — система, против нее не попрешь!»

И лишь на третий год после свадьбы я почувствовала: жду ребенка! Мы с ума сходили от счастья, Ленька каждый день спрашивал: «Как там наш пацан?» А я только после третьего УЗИ призналась: будет... девочка. Ужасно боялась разрушить мечты мужа о сыне.

— Глупышка, — ласково улыбнувшись, обнял меня Ленька. — Это же здорово, что мы с тобой поломаем систему. А уж как моя мама будет счастлива понянчить внучку!

В положенный срок родилась наша Дашенька. На выписку в роддом заявилась вся Ленькина родня, смутив акушерок и медсестричек: они гадали, кто же здесь отец новорожденной? А я светилась счастьем, держа в руках перевязанный красной лентой теплый комочек.

Дочка росла здоровенькой, с «хулиганистым» характером — под стать своим кузенам. А через три года наша семья пополнилась близнецами-мальчишками. Все-таки против системы не попрешь...

Последние 15 лет я избегала пышных застолий и как же была не права

Александра