Когда бывшая староста нашего класса Нина Зарецкая позвонила и пригласила на встречу одноклассников в связи с 20-летием окончания школы, я поначалу задумался. По предыдущему опыту помнил, что такие сборища в итоге всегда превращались в хвастовство друг перед другом: кто круче преуспел в этой жизни.На всякий случай я спросил:

- Кого ты уже пригласила?

Нина стала перечислять и (как я и думал) к каждой фамилии добавляла профессию. Этот - архитектор, этот -владелец туристической компании, тот - главврач крупного медицинского центра. Когда она произнесла «Афанасий Нисвижий - экстрасенс», я сразу же вспомнил этого одноклассника, сидевшего за соседней партой. Невысокого роста, сутуловатый, в очках, всегда очень скромно одетый - поношенные пиджак и свитер, застиранная рубашка. Все в классе, да и в школе тоже, называли его не иначе как Афоня (тогда был популярен одноименный фильм с участием актера Леонида Куравлева). Второе прозвище, которым его наградили, происходило от фамилии. Обзывали егов случае каких-то конфликтов, естественно, Несвежим.

Родители некоторых одноклассников занимали серьезные должности, но Афанасий не входил в их число. Его отец работал инструктором по пожарной безопасности на кирпичном заводе, мать - посудомойкой в заштатном ресторане.

Мне, наверное, как и большинству одноклассников, Афанасий запомнился как предсказатель. Причем предсказывал он всякие неприятности. Однажды после урока физики он подошел ко мне и сказал:

- Тебя, Санек, сегодня вызывали к доске, и ты думаешь, что теперь уроки можно не учить, потому что долго спрашивать не будут... - Он замолчал, явно ожидая моей реакции на предупреждение. Но поскольку я молчал, Афоня продолжил: - Это не так. Завтра на физике тебя снова вызовут к доске. Если как следует не подготовишься, получишь пару.

- Чего ты, Несвежий, каркаешь, - отмахнулся я.

- Ну, как знаешь, - обиделся Афоня и, уже уходя, добавил: - Мое дело предупредить.

На следующем уроке учитель физики действительно вызвал меня к доске. И после моего невнятного бормотания, как и предсказывал Афоня, влепил мне двойку.

Вспомнилось и еще одно сбывшееся предсказание. Я всячески старался, чтобы мной заинтересовалась первая красавица нашего класса Лена. Но, увы, она меня (впрочем, как и других мальчишек-одноклассников) попросту не замечала. Видимо, догадываясь о моих душевных переживаниях, Афоня посоветовал:

- Не ухлестывай за Ленкой. Ничего у тебя не выйдет. Она давно дружит с Пашкой Сыромятниковым.

«Завидует», - решил я. А вслух спросил:

- Ты что, подглядывал за ними?

- Не подглядывал, а вот знаю.

Я не поверил. Однако, когда однажды увидел, как Пашка и Ленка целуются у парадного ее дома, все сомнения отпали. Несвежий в очередной раз оказался прав. Он пророчил не только мне, но и практически всем знакомым.

В общем, мне стало интересно встретиться с Афоней: я много читал о людях, обладающих паранормальными способностями, а некоторых даже видел воочию. Поэтому я сказал Зарецкой, что обязательно приду. Причем я собирался не просто пообщаться с Афоней-экстрасенсом, но и попытаться проверить его способности.

Для проведения эксперимента я взял с собой пару часов. Одни - дорогие «Ролекс», подаренные на 50-летие моему тестю компанией, где он работал. Я взял их с его разрешения. Вторые -отечественные часы «Ракета» - сначала принадлежали моему деду, затем отцу, а потом достались мне. Часы я упаковал в коробочки и положил в плотные полотняные мешочки.

Мне, наверное, как и большинству одноклассников, Афанасий запомнился как предсказатель

На приглашение Зарецкой откликнулись 15 одноклассников. После того как выпили, закусили, рассказали кое-что о себе, компания начала разделяться на мелкие группки. Я же подсел к одинокому Афоне. Выглядел он очень импозантно: дорогой костюм, модная рубашка, черный галстук, очки в дорогой оправе. Было видно, что это человек вполне состоявшийся и довольный собой. После взаимных приветствий и расхожих фраз вроде «Как жизнь, как здоровье?» я сказал:

- Хорошо помню твои предсказания. Ты все еще увлекаешься этим?

- Да. Работаю экстрасенсом в частной фирме.

- И чем занимаешься?

- В основном бизнес-прогнозами. Предсказываю те или иные события.

- Часто ошибаешься? - не удержался я.

Он, не скрывая усмешки, посмотрел на меня:

- Знаешь, когда одного известного канатоходца спрашивают: «Часто ли вы падаете?» - он отвечает: «Если бы я часто падал, то был бы не канатоходец, а канатопадец». Так и у меня: если бы ошибался, давно остался бы без работы.

Из-за моего бестактного вопроса в воздухе повисло неловкое молчание. Наконец, Афоня, пристально глядя на меня, сказал:

- Ну и что ты приготовил, чтобы проверить меня?

Смущенный, я достал из сумки две коробочки и положил на стол. Афоня взял одну, накрыл ладонью, затем повертел в руках. То же самое проделал со второй коробочкой. После чего положил их на стол и несколько минут проделывал над ними замысловатые пассы руками. А потом он сказал то, что меня потрясло... По его словам, в первой коробочке были наручные часы иностранного производства.

- Они не твои, а принадлежат не прямому родственнику, но человеку из твоей семьи. Часы совершенно новые, пока их никто не носил, поэтому рассказать о них я ничего больше не могу.

А вот о «Ракете» Афоня рассказал куда больше. Он правильно сказал, что это отечественные часы, которыми пользовались три поколения.

- Сначала они принадлежали твоему деду. Он был то ли моряком, то ли еще кем-то, но связан с водой, - а мой дед был плотогоном. - Очень любил эти часы и практически не снимал их с руки. После многих лет безотказного хода часы однажды остановились.

Афоня ненадолго замолк. Потом продолжил:

- Часы остановились не случайно: это было предупреждение ему о приближавшейся смерти. Твой дед, конечно, об этом не догадывался. Он просто отнес часы в ремонт. А вскоре погиб, причем как раз в воде.

Действительно, при сплаве плот перевернулся, деда ударило бревном по голове, и он утонул.

- Часы перешли к твоему отцу, - продолжал Афанасий, - однако они категорически не нравились ему, наверное, напоминали о трагедии. И он очень редко их носил. В конце концов отдал часы тебе. У тебя они валялись, пылились, пока ты не надумал показать их мне. Вот и вся история.

Не скрою, я был потрясен услышанным. Несомненно, передо мной был настоящий экстрасенс. Но больше нам пообщаться не удалось. Именно в этот момент у Афони зазвонил мобильный телефон. Выслушав невидимого собеседника, он кратко сказал:

- Еду.

Кивнул мне: «Бывай», извинился перед остальными, поцеловал руку Зарецкой и быстро ушел. Больше нам свидеться не довелось, и я никогда ничего об Афоне-экстрасенсе не слышал.

Александр

Другую интересную историю можно почитать здесь