Слово «вор» сыграло роковую роль в судьбе моего двоюродного брата Толи. Мы с ним родились незадолго до Великой Отечественной войны. Летом Толю отвозили к бабушке в деревню, которая находилась в Великолукской области. Там брата и застала война.

Толя остался в деревне, я - в блокадном Ленинграде. После войны брата привезли в нашу семью - его мама еще не вернулась из эвакуации, куда уехала со своим заводом. Мы часто делились друг с другом впечатлениями о военных годах. Деревня, где жил Толя, была оккупирована немцами. У него на глазах расстреляли бабушку за пособничество партизанам.

В первый класс мы с Толей пошли в школу в Лисьем Носу. Однажды, придя на занятия раньше времени, мы созорничали. За невысоким забором находился учительский огород. На грядках рос турнепс. Толя перепрыгнул через ограждение, вытащил из земли одну «турнепсину» -и тут же был схвачен учительницей Ольгой Николаевной.

Она очень рассердилась и решила провести своеобразную воспитательную работу: стала водить Толю по классам, велев держать в руках сорванный турнепс. Со словами «Смотрите, дети, это вор» Ольга Николаевна провела его по всей школе.

Прошел год. Вернулась Толина мама и увезла его в другой район. Я была у них в гостях. Жили они в бараке в очень большой комнате, в которой каждой семье принадлежала кровать с тумбочкой. Посередине стоял большой стол. У них, помню, всегда было очень шумно. Так Толя с мамой прожили несколько лет.

Со словами «Смотрите, дети, это вор» Ольга Николаевна провела его по всей школе

Брат много времени проводил на улице. Это ни к чему хорошему не привело. В результате он попал в колонию как трудновоспитуемый ребенок. И покатилось... Он дважды был осужден за воровство. Толя постоянно болел. Умер он молодым - от сердечной недостаточности.

Я сейчас думаю: отнеслась бы тогда учительница к его детскому проступку по-другому, не сказала бы этого злополучного слова «вор», может быть, его судьба сложилась бы иначе.

Лариса

Другую интересную историю можно почитать здесь