Когда все осуждают развитие твоего ребёнка - главное не отчаиватьсяГод назад моя подруга Маргарита, смеясь, рассказывала всем историю о том, как ее Лиза поступала в частную гимназию. Отбор был очень жестким, пять-шесть человек на место, и хоть Рита и была уверена, что ее не по годам развитая малышка обойдет большинство своих ровесников, все равно переживала. И вот в назначенный день она с дочкой пришла на экзамен, проходящий в форме беседы преподавателя с ребенком.

- Скажи, милая, каким одним словом можно назвать все эти предметы? - спросила учительница, выкладывая на стол пластмассовые фрукты: грушу, яблоко, персик.

- Ой, я знаю, - радостно воскликнула девочка и тут же наморщила лобик. -Только забыла...

- Ну, подумай.

- Эм-м... Нет, кажется, совсем забыла, - развела руками дочка Маргоши. Учительница ободряюще улыбнулась Лизе: не расстраивайся, мол, и выложила на стол очередную порцию яркого пластика - на этот раз овощей.

- А эти предметы можно объединить каким-то одним словом?

Лиза непонимающе посмотрела на игрушечные помидор, огурец и баклажан и снова тихо повторила:

- Я же сказала, что забыла слово...

Моя свекровь подвергала строгой критике абсолютно все, что касалось развития и воспитания Дашуни.

В общем, рассказывала Ритка, сидела она на этом собеседовании ни живая, ни мертвая. Волновалась.

- Лиза, ты, наверное, перенервничала очень? - спросила она дочку, когда они возвращались домой.

- Нет, просто забыла... - И тут вдруг шлепнула себя ладошкой по лбу. - Ой, мам, я вспомнила это слово!

- И что же это?

- Муляжи!

Так вот: история Маргариты как нельзя лучше иллюстрирует ситуацию, которая случилась в нашей семье.

Когда я забеременела, мы с Андреем жили с его родителями.

На протяжении полугода я и шагу ступить не могла, не получив дозу упреков и порцию советов от моей любимой свекрови Тамары Григорьевны.

«Олеся, ну что же ты пьешь кофе, думаешь, это полезно ребенку? Вот я купила тебе цикорий, он и нервы успокаивает, и кишечник очищает. А на вкус - совсем не отличить от той гадости, что ты пьешь!», «Как, ты до сих пор ходишь на йогу? Я считаю, пора прекращать эти тренировки, мало ли что...» И так — в режиме нон-стоп, благо энергичности и знаний из всех областей жизни моей драгоценной свекрови не занимать.

Но судьба наконец сжалилась надо мной, колесо кармы дернулось и весело завертелось в другую сторону - на седьмом месяце моей беременности Андрею неожиданно предложили должность начальника филиала банка в другом регионе, и мы недолго думая рванули на вольные хлеба.

В маленькой съемной квартирке мы были счастливы и независимы - и потому трехкомнатные родительские хоромы вспоминали без тоски и светлой грусти. Правда, вездесущая Тамара Григорьевна умудрялась учить нас уму-разуму и на таком расстоянии -по скайпу, телефону и даже в соцсетях, спамя меня всевозможными ссылками на методики раннего развития и сборники рецептов смузи. Но учитывая тот факт, что выполнение своих рекомендаций свекровь проконтролировать не могла, строгой критике подвергалось все, что касалось воспитания Даши.

-   Что-то она совсем на меня не реагирует, - подозрительно вглядываясь в монитор компьютера, вещала свекровь по скайпу: я ставила ноутбук на кровать, рядом клала Дашку, и та дистанционно общалась с бабулей. - Я читала, что в семь месяцев малыш уже должен отзываться на свое имя...

Я глядела на свою девочку, радостно агукающую и пускающую пузыри, и думала о том, что мне совершенно все равно, начнет она отзываться в семь, восемь или девять месяцев - в том, что ребенок развивается нормально, сомнений у меня не было. Никаких!

Так прошло четыре с половиной года. Приезжая к нам раз в два-три месяца, Тамара Григорьевна непременно скрупулезно экзаменовала внучку - и хоть мне это не особо нравилось, я понимала, что так свекровь выражает свою любовь, а потому особо не мешала... Но последний случай стал каплей, которая переполнила чашу терпения.

- Что это, Дашенька? - удивленно спросила свекровь, рассматривая рисунок внучки с таким выражением лица, будто перед ней двухголовая говорящая лягушка.

- Корова! — ответила Дашка.

- Поверить не могу! А почему она фиолетовая? Ты же знаешь, что коровы бывают черные, коричневые, белые... Ну уж никак не фиолетовые! И почему у нее вместо рогов деревья?

С моей свекровью спорить бесполезно, все равно останется при своем мнении. Упертая - просто ужас!

- Мам, ну не придирайся, - вмешался муж. - Ребенку четыре года, пусть рисует хоть оранжевых коров.

- Нет, Андрюша, - сложив руки на груди, заявила свекровь. - Понимаешь, Дашенька рисует слишком примитивно для четырехлетки.

Я в дискуссии не участвовала, но при этих словах не могла сдержаться.

- Извините, Тамара Григорьевна, но разве есть какие-то критерии, по которым определяется примитивность и непримитивность детского рисунка?

- Я не хочу с тобой спорить, Олеся, - поджала губы она. - Просто малышкой надо больше заниматься!

Я промолчала, не желая ссориться со свекровью накануне ее отъезда. Но на следующий день взяла Дашкин рисунок и отправила по почте в редакцию одного популярного журнала, который как раз проводил конкурс детских работ. А уже через две недели нам пришло письмо с поздравлением, вложенным в конверт сертификатом на покупку в детском магазине и грамотой - «примитивная» фиолетовая корова моей дочки заняла первое место!

Ну и, конечно же, первой, кому я сообщила эту радостную новость, была моя любимая свекровь.

Олеся