Я снова ошиблась с мужчиной

Эта история началась около 5 лет назад. В одной из командировок я познакомилась с видным мужчиной — владельцем отеля, в котором проходили наши конференции. Статный, ухоженный, лет 40, хороший парфюм, стильный темный костюм... Ну мимо такого не пройдешь не заметив. К тому же Дмитрий, пригласив меня поужинать, красиво ухаживал и остроумно шутил. Наверное, именно таких называют неотразимыми. Моя коллега Люська первая его заметила и, прошептав мне на ухо: «Смотри, какой самец!» — ничуть не стесняясь, кинулась буквально ему наперерез, опрокинув свой бокал.

Типа случайно столкнулись. Дмитрий галантно извинился, достал белоснежный шелковый платок, помог найти место в баре, угостил нас коктейлями. При этом, признаюсь, было очевидно, что сосредоточился он целиком на моей персоне и подругу мою едва замечал. Люська тоже это увидела, разумеется.

Надулась, перестала отвечать на мои реплики, потом и вовсе ушла в номер. Как будто я была в чем-то виновата перед ней... Я вообще в тот момент не горела желанием заводить роман, у меня еще нервы в порядок не пришли: я только-только рассталась с мужем.

Нет, такой мужчина не мог оставить меня равнодушной, но об интрижке я и не думала. Пару дней мы виделись по вечерам: после моих выступлений на конференции разъезжали по пригородам. Он возил меня на лучшие смотровые площадки, устраивал пикники и показывал достопримечательности.

Впервые за долгое время мне вдруг стало легко и просто общаться с мужиком. Мои предыдущие отношения в последний год были похожи на самоистязание. Хотя и расставание с мужем далось мне тяжело.

Ну такие мы бабы идиотки: вот уже и понятно, что камень на шее, да никак не бросить — свой же!

Хорошо, что как раз в момент развода меня повысили: освободилось место руководителя направления. И у меня график запестрел командировками: Казань, Питер, Краснодар... Некогда было страдать.

Вот теперь пришлось лететь в Екатеринбург, и то, что Бог свел меня с Димой, показалось добрым знаком. Но лишь знаком. Обещанием чего-то впереди...

Когда мой визит подошел к концу, я была уверена, что это не конец отношений. Хотя ничего определенного Дмитрий не говорил. Но уже через пару недель появился на пороге моего офиса. Видели бы вы лица девчонок, когда на глазах у них я принимала шикарный букет белых роз, а Дима еще и французское шампанское достал из портфеля. Люська снова помрачнела, хотя давно вроде бы смирилась с моей победой, даже пожелала удачи.

Потом я трижды моталась в Екатеринбург на выходные. Разумеется, билет оплачивал Дима и, конечно, с шиком встречал меня в аэропорту. Однажды он что-то такое пролепетал насчет того, что я идеально подхожу на роль его жены. Я потупилась и промолчала: мол, не рано ли? Хотя внутри ликовала. Екатеринбург мне уже нравился, переезд из Воронежа не казался катастрофой, только один момент меня смущал: я так и не побывала у него дома. Все время мы встречались в гостиницах.

—    Может, к себе пригласишь? — однажды спросила я.

—    У меня ремонт... Готовлю квартиру к продаже, — отмахивался Дима. — Хочу взять дом за городом.

Что ж, это выглядело правдоподобно. Особенно если принять во внимание наши планы... Ну то есть его планы насчет меня. Однажды, я как раз вернулась в Воронеж после романтического уик-энда, мне приснился сон — очень странный: чудесная девчушка лет 7 с большими карими глазами. У нее была копна кудрявых волос. «Совсем как у Димы», — подумала я во сне. Она сидела на краю моей кровати и, болтая ногами, рассматривала меня, лепеча: «А ты кто, тетя? Ты папина подруга?»

Через пару дней все повторилось снова — та же девочка в моем сне. Теперь она сидела на руках у Димы и глядела на меня с любопытством, а мой жених смущенно произнес: «Наша дочка».

Проснувшись, я сама себя усмиряла: «Полно! Рано думать про дочек! Что за фантазии!» Но на работе я уже потихоньку предупредила шефа, что скоро, возможно, уволюсь, хорошо бы подыскать мне замену. Люська завистливо шипела: «Ты ж его совсем не знаешь! Вы знакомы полгода! Да и эти полгода — роман в письмах... Может, он маньяк?! Или многоженец?! Или еще хуже — аферист. Сейчас таких случаев полно. Такого наболтают, а бабы млеют!»

Я подала заявление на увольнение в мае и на праздники рванула к Диме.

Мы, как всегда, сняли номер в уютной гостинице какого-то его партнера, провели чудесную ночь, а утром следующего дня, когда он еще спал, а я пила кофе на балконе, зазвонил его телефон. Я по инерции схватила его. Нет, не для того, чтобы полюбопытствовать, клянусь, а чтобы не разбудили любимого, и увидела на заставке фото той самой девочки из моего сна, только она была старше. Ей, пожалуй, было лет 30. А так одно лицо! Локоны цвета ржи, глаза как вишни... Я не знаю, почему я ответила на ее звонок: просто от удивления, наверное.

«Дим, ну ты долго еще будешь пропадать на этой чертовой работе? — голос звучал обиженно. — Алиска спрашивает про тебя все время. У нее опять ночью температура была под 40... Я устала. Приезжай, а? Але, чего ты молчишь? Димка! Кто это?»

Я молча отключила телефон и пошла собирать вещи. Я уехала в аэропорт до того, как он проснулся. Номер Димы, еще одной моей жуткой ошибки, пришлось заблокировать. А заявление я, слава богу, успела отозвать. Мой руководитель оказался чутким человеком, выслушав меня, он согласился перевести меня в другой филиал с повышением. Так я уехала в Краснодар. Солнце и близость моря оживили меня и возродили во мне способность верить в людей, хотя после таких историй это нелегко.

В. И., г. Краснодар